Часть 5 - страница 7 из 18

приятную обязанность показать вам ваши комнаты. Уверен, после столь длительного путешествия вам захочется отдохнуть. Вы имеете право ходить в пределах дворца где захотите. Если вы вознамеритесь заглянуть туда, где ваше присутствие нежелательно, стражники быстро и тактично сообщат вам об этом.
– А покинуть дворец мы можем? – холодно вопросил Ворбис.
Аристократ пожал плечами.
– Ворота охраняются, только когда идет война, – сказал он. – Если запомнили дорогу, можете ей воспользоваться. Но должен вас предупредить, что праздные прогулки по лабиринту вряд ли разумны. Наши предки отличались достойной сожаления подозрительностью и по причине этой врожденной недоверчивости установили множество ловушек, которые мы исключительно из уважения к традициям содержим в смазанном и взведенном состоянии. А сейчас не соблаговолите ли последовать за мной?…
Омниане старались держаться вместе, пока Аристократ показывал им дворец. Здесь было много фонтанов. Много садов. Тут и там люди сидели маленькими группками и не занимались ничем, кроме разговоров. Эфебы, казалось, имели весьма смутное представление о понятиях «снаружи» и «внутри» – за исключением, конечно, опоясывающего дворец лабиринта, призванного четко определять разницу между этими словами.
– Опасность поджидает нас здесь на каждом углу, – тихо произнес Ворбис. – Любой человек, нарушивший дисциплину или вступивший в общение с местным населением, обязан будет объяснить свое поведение инквизиторам. И подробно.
Брута посмотрел на женщину, наполнявшую из колодца кувшин. Ничего воинственного в ее действиях он не углядел.
Он снова испытывал странное чувство раздвоенности. На поверхности находились мысли Бруты, которые полностью соответствовали образу мыслей, одобряемому Цитаделью. Это было гнездо безбожников и нечестивцев, мирская сущность которого служила плодородной почвой для инакомыслия и ереси. Несмотря на яркий солнечный свет, в действительности здесь правили тени.
Но несколько ниже расположились мысли Бруты, который наблюдал за Брутой изнутри…
Ворбис выглядел здесь чужим. Он был слишком резок и неприятен. И Бруте хотелось узнать побольше о городе, где гончар нисколько не удивляется, когда к нему подбегает голый и мокрый человечек и начинает чертить треугольники на стенах его лавки. Брута чувствовал себя большим пустым кувшином. А всякая пустая вещь требует наполнения.
– Это все твои проделки? – шепнул Брута.
Сидящий в коробе Ом посмотрел на форму мыслей Бруты и попытался быстренько что-нибудь придумать.
– Нет, – откликнулся он.
Это, по крайней мере, было правдой. Случалось ли такое раньше?
Неужели так оно и было тогда, в первые дни? Вероятно. А сейчас все было таким смутным, таким расплывчатым. Он не помнил сами мысли, помнил только их форму. Все было окрашено в яркие цвета, все росло не по дням, а по часам, он сам рос, мысли и разум, их вырабатывавший, развивались с одной скоростью. Неудивительно, что он забыл те времена. Это все равно как огонь пытался бы вспомнить форму языков пламени. Но ощущение – это он еще помнил…
С Брутой он ничего такого не делал. Брута делал

Цитаты

Попытка изменить переживание усугубляет его. Воспроизведение переживания, приятие, пребывание в нем, наблюдение заставляют его исчезнуть.
--Люк Рейнхард: Трансформация

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

ВИЗИТ МАТЕРИ   Учитывая рекомендации Кларенсио, я постарался восстановить силы, чтобы снова начать обучение. В старые времена, я бы, возможно обиделся на такие, с виду грубые, замечания, но в данных обстоятельствах, вспомнив свои прошлые ошибки я, наоборот, почувствовал себя воодушевлённым. Телесные флюиды склонили мою душу ко...

— Что ты с ним сделала? — Гуриг с любопытством уставился на свою телохранительницу. — Человека просто не узнать! — А вы попробуйте угадать, — зевнула Лаюки. — Сэр Моти, все, что крутится у тебя на языке, можешь приберечь до следующего раза. Мы даже не поцеловались, хотя как раз это, возможно, совершенно напрасно. Но — чего не...

Данный текст безразличен делу Света. Ночной Дозор. Данный текст безразличен делу Тьмы. Дневной Дозор. История первая. НИЧЬЕ ВРЕМЯ Пролог Настоящие дворы исчезли в Москве где-то между Высоцким и Окуджавой. Странное дело. Даже после революции, когда в целях борьбы с кухонным рабством в домах ликвидировались кухни, на дворы никто...

Введение "Пациенту" — с любовью Интерес, проявляемый ко многим новым и неортодоксальным методам лечения, в последние годы растет. Всё больше и больше практикующих целительство заявляют, что способны успешно лечить многие формы заболеваний, до сих пор ставивших в тупик ортодоксов. Похоже, мало сомнений в том, что некоторые из...

КНИГА VI. ВЫСШИЕ МИРЫ ШАДАНАКАРА ГЛАВА 1. ДО МИРОВОЙ САЛЬВАТЭРРЫ Никого не может удивить, что именно об этих сферах сведения не только скуднее, чем о каких-либо других, но, в сущности, почти отсутствуют. Причин - две. Неадекватность действительности этих сфер каким бы то ни было нашим представлениям и понятиям, а тем более...