Часть 5 - страница 8 из 18

все сам. Он начинал мыслить благочестиво. Начинал становиться пророком.
Эх, посоветоваться бы с кем-нибудь… С кем-нибудь понимающим.
Но он же в Эфебе, не так ли? В стране, где люди зарабатывают на жизнь тем, что пытаются все и вся понять.
Омниан разместили в небольших комнатах, расположенных вокруг центрального внутреннего двора. В центре двора бил фонтан и росла небольшая группа приятно пахнувших сосен. Легионеры подталкивали друг друга локтями. Люди считают, что солдаты думают только о сражениях, но серьезные профессиональные солдаты куда чаще думают о еде и теплом местечке для сна – потому что эти две вещи крайне редко встречаются в достатке, тогда как сражений хватает с лихвой.
В комнатушке Бруты стояли ваза с фруктами и блюда с холодным мясом. Но это потом, сначала нужно позаботиться о ближнем. Он вытащил Великого Бога из короба.
– Здесь есть фрукты, – сказал он. – А что это за ягоды?
– Виноград, – ответил Ом. – Из него делают вино.
– Ты уже упоминал это слово. Что оно значит?
Снаружи раздался крик.
– Брута!
– Это Ворбис. Нужно идти.
Ворбис стоял в центре своих покоев.
– Ты что-нибудь ел? – грозно вопросил он.
– Нет, господин.
– Фрукты и мясо, Брута. А сегодня – постный день. Нас пытаются оскорбить!
– Гм. Может, они не знают, что сегодня – постный день? – осмелился высказать свое мнение Брута.
– Невежество – тот же грех, – заявил Ворбис.
– Урн, VII, стих 4, – машинально определил Брута.
Ворбис улыбнулся и похлопал Бруту по плечу.
– Ты просто ходячая книга, Брута. Семикнигус прямоходякус.
Брута уставился на свои сандалии.
«Он прав, – подумал он. – Я совсем забыл о том, какой день сегодня. По крайней мере, не хотел вспоминать об этом».
А потом он услышал эхо собственных мыслей: «Это самые обычные фрукты, мясо и хлеб, не более. Не более того. Постные дни, скоромные дни, дни всевозможных пророков, сытные дни… кому это надо? Богу, у которого сейчас одна проблема – как бы дотянуться до еды?
Может, он перестанет хлопать меня по плечу?»
Ворбис отвернулся.
– Я должен напомнить об этом другим? – спросил Брута.
– Нет. Уверен, нашим посвященным в сан братьям напоминание не потребуется. Что же касается легионеров… думаю, вдали от дома некоторое отклонение от норм вполне допустимо.
Брута вернулся в свою комнатушку.
Ом по-прежнему сидел на столе, поедая глазами дыню.
– Я чуть было не совершил страшный грех, – сообщил ему Брута. – Чуть было не съел фрукты в день, когда их есть запрещено.
– Ужас, просто ужас, – пробормотал Ом. – Отрежь-ка мне дыни…
– Но ведь сегодня нельзя!
– Можно, можно… Режь.
– Но именно фрукт некогда породил все те пагубные страсти, которые с тех пор терзают наш мир, – возразил Брута.
– Фрукт способен породить только излишнее скопление газов в кишечнике, – ответил Ом. – Режь дыню, говорю.
– Ты меня искушаешь!
– Не искушаю, а даю разрешение. Специальное освобождение от обета! Да разрежешь ты наконец эту проклятую дыню или нет?!
– Только епископ или выше может даровать освобо… – начал было Брута, но вовремя остановился.
Ом свирепо смотрел на него.
– Ага. Вот именно, – кивнул

Цитаты

Будь собой, прочие роли уже заняты.
--Уальд

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

Амулет Мира, хранившийся в Гробницах Атуана под защитой Верховной Жрицы Тар, столетиями служил в Земноморье залогом Равновесия между людьми и драконами. Но после жестокого и вероломного нападения Амулет оказался расколотым, и одна из его частей бесследно исчезла. У Земноморья есть лишь одна надежда защититься от порабощения...

Миллиардер Чарльз Морс вместе со своей красавицей-женой Микки отправляется в путешествие на Аляску, где профессиональный фотограф Роберт Грин собирается сделать шикарную фото сессию. Но во время полета на горное озеро, самолет падает и теперь Чарльз, Роберт и его помощник Стивен остались в глухой, незнакомой местности, без...

Минуту спустя я почувствовал, что в лицо мне дует свежий морской ветер. Открыл глаза, огляделся. Я стоял на влажном песке, у самой кромки воды. Мой левый сапог лениво вылизывала волна, на носок правого деловито карабкался крошечный оранжевый краб. Немного поодаль на большом круглом камне восседал наш абсолютный монарх, мокрый,...

УДИТЕЛЬНЫЙ ПРИЗЫВ   Из включённого приёмника, стала доноситься мягкая мелодия, охватывая нас своим гармоничным звучанием, на экране была видна фигура диктора, находящегося в рабочем кабинете. Спустя несколько мгновений он начала говорить:   Радиостанция Пуэсто Два, из Морадии. Мы продолжаем передавать зов колонии во благо мира...

СОН   Работа продолжалась непрерывно, множество больных требовали ухода а, находящиеся в смятении, требовали внимания.   К вечеру я чувствовал себя включённым в механизм пасов, применяемым ко всем нуждающимся.   Утром в Палаты Исправления вернулся Тобиас, и скорее из-за великодушия, чем по другому мотиву, словами подбодрил...