Часть 6

Великий Бог перевел взгляд на стену над бочкой. Величественные мраморные ступени вели к бронзовым дверям, над которыми металлическими буквами, вставленными в камень, было написано: «LIBRVM».
Он слишком долго смотрел на эти буквы. Рука Бедна схватила его за панцирь, и он услышал голос Дидактилоса:
– Ух ты, я слышал, из них получается неплохой суп…
Брута съежился.
– Вы забили камнями нашего посланника! – кричал Ворбис. – Безоружного человека!
– Он сам навлек на себя эту беду, – ответил тиран. – Аристократ присутствовал при том происшествии. Он может все рассказать.
Высокий старик поднялся и кивнул.
– Согласно традиции, на рыночной площади имеет право выступать любой… – начал он.
– И быть забитым там камнями? – прервал его Ворбис.
Аристократ поднял руку.
– Таким образом, – продолжил он, – на рыночной площади каждый может говорить все, что угодно. Кроме того, у нас есть и другая традиция, называемая свободой выслушивания. К сожалению, когда людям не нравится выступление, они могут пускать в ход… э-э… довольно веские аргументы.
– Я тоже был там, – вступил в разговор другой советник. – Ваш жрец поднялся на возвышение, и сначала все шло прекрасно, потому что люди смеялись. Но потом он сказал, что Ом – единственный настоящий Бог, и тут все замолчали. А когда он сбросил с постамента статую Тувельпита, Бога Вина, тогда-то все и началось.
– Вы намекаете, что его поразила молния? – спросил Ворбис.
Ворбис больше не кричал, голос его стал спокойным, лишенным всяких чувств. Наверное, именно так разговаривают эксквизиторы, невольно подумал Брута. Когда инквизиторы заканчивают свою работу, начинают говорить эксквизиторы…
– Э-э, нет. Его поразила амфора. Понимаете, как оказалось, среди слушателей присутствовал сам Тувельпит.
– Стало быть, с точки зрения ваших богов, избить ни в чем не повинного человека – это нормально?
– Ваш миссионер заявил, что людей, которые не верят в Ома, ждут вечные мучения. Должен сказать, что толпа посчитала эти его слова оскорбительными.
– И начала швырять в него камни…
– Пара-другая мелких булыжников. Они хотели всего-навсего унизить его. И то камни пошли в дело только после того, как кончились овощи.
– Так в него и овощами бросались?
– Только когда закончились тухлые яйца.
– А когда мы пришли, чтобы выразить протест…
– По-моему, шестьдесят кораблей – это нечто большее, нежели обычный протест, господин Ворбис, – вмешался тиран. – Кроме того, мы вас уже не раз предупреждали. Каждый находит в Эфебе то, что ищет. Готовьтесь к новым набегам на свои берега. Мы сожжем все ваши корабли. Если вы не подпишете вот это.
– А как насчет права беспрепятственного хода через Эфеб? – спросил Ворбис.
Тиран улыбнулся.
– Через пустыню? Мой господин, если вы сумеете пересечь эту пустыню… В общем, я дарую вам это право.
Тиран отвернулся от Ворбиса и посмотрел на небо, видневшееся между колонн.
– А сейчас, как вижу, время близится к полудню, – заметил он. – Становится все жарче. Очевидно, вам с коллегами есть что обсудить. Мы выдвинули столько… э-э… интересных предложений. Могу я предложить встретиться

Цитаты

Что может человек в океане жизни - только утонуть, но если он превратится в капельку океана, то сольется с ним в бессмертии жизни.
-- Древняя мудрость

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

УДИТЕЛЬНЫЙ ПРИЗЫВ   Из включённого приёмника, стала доноситься мягкая мелодия, охватывая нас своим гармоничным звучанием, на экране была видна фигура диктора, находящегося в рабочем кабинете. Спустя несколько мгновений он начала говорить:   Радиостанция Пуэсто Два, из Морадии. Мы продолжаем передавать зов колонии во благо мира...

Глава 2. Поговорим о наших умерших возлюбленных  Если вы пережили утрату, и люди, с которыми вы были когда-то близки, покинули этот мир, есть большая вероятность того, что они и после смерти регулярно проводят свое время с вами. Поэтому, кроме того, что вы всегда можете рассчитывать на помощь ангелов, архангелов и вознесенных...

ОСОБЕННАЯ ВСТРЕЧА   Я охранял снаряжение экспедиции и присматривал за животными, когда услышал чей-то ласковый голос рядом с собой.   Андрэ! Вы здесь. Очень хорошо! Какой приятный сюрприз!...   Я удивлённо повернулся и узнал в сказавшем это Самаритянине, старика Силвейра, человека, которого я знал, у которого мой отец -...

Глава 4 Машина в сарае уже обрела прежний вид. Однако садиться за руль и проверять, работает ли многострадальный дизель, побывавший в руках русских механизаторов, я не рискнул. Тихонько прошел в дом, прислушался — теща в своей комнатенке уже спада, а в нашей слабо горел ночник. Я отворил дверь, вошел. — Все прошло удачно? —...

Ворбис все еще сидел в своей каюте, когда запыхавшийся Брута постучал в его дверь. Ответа не последовало. Подумав немного, Брута решил войти. Никто не видел, чтобы Ворбис читал. Он писал, это было очевидно, хотя бы по знаменитым Письмам – впрочем, этого тоже никто не видел. Оставаясь один, он проводил время, уставившись в стену...