Часть 5 - страница 9 из 18

он. – А теперь разрежь, пожалуйста, дыню. – Его тон немного смягчился. – Если тебе так хочется, я могу назвать эту дыню буханкой хлеба. Так уж случилось, что я – единственный бог в пределах прямой досягаемости. Поэтому могу называть все, как захочу. Это хлеб. Правильно? А теперь режь эту проклятую дыню!
– Буханку, – поправил его Брута.
– Ее самую. И очисти мою дольку от семечек.
Брута с опаской разрезал дыню.
– А теперь ешь быстрее, – велел Ом.
– Чтобы Ворбис нас не увидел?
– Чтобы как можно скорее отправиться на поиски какого-нибудь философа, – откликнулся Ом. Его рот был набит дыней, но Брута отлично слышал все его слова. – Знаешь, в пустыне иногда встречаются дикие дыни. Но не такие большие как эта. Маленькие такие, зеленые. Кожура дубовая, настоящая кора. Ни за что не прокусишь, поэтому долгие годы я вынужден был есть мертвые листья, выплюнутые всякими дикими козами, а рядом росли дыни… У дынь должна быть тонкая кожура. Запомни это.
– На поиски философа? – переспросил Брута.
– Правильно. Ты должен найти человека, который умеет думать. И кто поможет мне перестать быть черепахой.
– Но… Я могу понадобиться Ворбису.
– Ты просто отправился на прогулку. Нет проблем. И поторопись. В Эфебе есть и другие боги. Я не хочу с ними встречаться. Во всяком случае, в таком виде.
Брута испытывал легкую панику.
– Как же я найду философа?
– В этом-то городе? Брось наугад камень, тот, в кого ты попадешь, и будет философом.
Лабиринт Эфеба был очень древним и хранил в себе сто одно чудо, которое только можно сотворить при помощи скрытых пружин, острых как бритва ножей и падающих плит. Ни один проводник не знал лабиринт от начала и до конца, проводников было аж шестеро, и каждый отвечал за свою одну шестую часть лабиринта. Раз в год устраивались состязания – после внесения в конструкцию ловушек очередных изменений. Состязание состояло в определении наиболее опасной секции лабиринта. Специальные судьи определяли победителя, которого ждал небольшой приз.
Без проводника самому удачливому человеку удалось пройти по лабиринту девятнадцать шагов. Примерно. Его голова прокатилась еще семь шагов, но это, наверное, не считается.
В каждой точке перехода была установлена небольшая камера. Ловушек здесь не было, зато наличествовал маленький бронзовый колокольчик. Эти камеры представляли собой своего рода залы ожидания, где посетителей передавали другому проводнику. Над наиболее замысловатыми ловушками были предусмотрены смотровые окна – проводники не меньше других любят посмеяться.
Впрочем, Брута и не заметил никаких ловушек. Погруженный в собственные мысли, он прошлепал по тоннелям и коридорам, распахнул ворота и вышел наконец на свежий вечерний воздух.
Вечер был насыщен цветочными запахами. В сумерках порхали ночные бабочки.
– Но как выглядят эти философы? – спросил Брута. – То есть когда не принимают ванну.
– Они очень много думают, – пояснил Ом. – Ищи кого-нибудь с напряженным лицом.
– А может, у человека просто запор, – возразил Брута.
– Ну, здесь все в какой-то мере философы, так что на тебя не обидятся…
Их окружал город

Цитаты

Ты должен всё забыть: страх, сомнения - освободи свой разум.
--Морфеус

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

ГЛАВА 2. ОТНОШЕНИЕ К КУЛЬТУРЕ Мало-помалу новое отношение возникает ко всему: существование Розы Мира не имело бы и тени смысла, если бы она лишь повторяла то, что было сказано раньше. Новое отношение к себе, новое осмысление вызывается буквально всеми явлениями, от великих до малых: процессом космическим и процессом...

§14. Синархия царств природы.   Вселенная есть организм, а поэтому ее жизнь и проявления суть нечто глубоко целостное и неделимое. Правда, ее строение зиждется на иерархическом законе, но истинные членения целого, членения его естества, а не его феноменологии непостижимы. Человек не имеет иного пути к познанию в разуме...

У страдания есть ещё более глубокое значение, о котором я пока что не говорил, но теперь, я думаю, вы уже более готовы к рассмотрению общей идеи, даже если пока и не можете надеяться усвоить её более глубокие аспекты. Ведь я могу всего лишь коснуться поверхности такого глубоко эзотерического предмета. Давайте снова обратимся к...

ОРГАНИЗАЦИЯ СЛУЖБЫ   После нескольких недель активного лечения, я впервые покинул палату в сопровождении Лизиаса.   Зрелище, происходящее на улице произвело не меня огромное впечатление. Широкие аллеи, украшенные лиственными деревьями. Свежий воздух и атмосфера глубокого душевного спокойствия. Не было никаких признаков безделья...

Однажды вечером в лифте фешенебельного парижского отеля «Крийон» оказались вместе три человека: индеец, приехавший из Амазонки с гуманитарным турне, его переводчик — француз, выросший среди индейцев и еще один занятный тип — бездельник и мошенник Перрен, преследуемый бандитами всех мастей за игорные долги. Почему — то взгляд...