Часть 5 - страница 9 из 18

он. – А теперь разрежь, пожалуйста, дыню. – Его тон немного смягчился. – Если тебе так хочется, я могу назвать эту дыню буханкой хлеба. Так уж случилось, что я – единственный бог в пределах прямой досягаемости. Поэтому могу называть все, как захочу. Это хлеб. Правильно? А теперь режь эту проклятую дыню!
– Буханку, – поправил его Брута.
– Ее самую. И очисти мою дольку от семечек.
Брута с опаской разрезал дыню.
– А теперь ешь быстрее, – велел Ом.
– Чтобы Ворбис нас не увидел?
– Чтобы как можно скорее отправиться на поиски какого-нибудь философа, – откликнулся Ом. Его рот был набит дыней, но Брута отлично слышал все его слова. – Знаешь, в пустыне иногда встречаются дикие дыни. Но не такие большие как эта. Маленькие такие, зеленые. Кожура дубовая, настоящая кора. Ни за что не прокусишь, поэтому долгие годы я вынужден был есть мертвые листья, выплюнутые всякими дикими козами, а рядом росли дыни… У дынь должна быть тонкая кожура. Запомни это.
– На поиски философа? – переспросил Брута.
– Правильно. Ты должен найти человека, который умеет думать. И кто поможет мне перестать быть черепахой.
– Но… Я могу понадобиться Ворбису.
– Ты просто отправился на прогулку. Нет проблем. И поторопись. В Эфебе есть и другие боги. Я не хочу с ними встречаться. Во всяком случае, в таком виде.
Брута испытывал легкую панику.
– Как же я найду философа?
– В этом-то городе? Брось наугад камень, тот, в кого ты попадешь, и будет философом.
Лабиринт Эфеба был очень древним и хранил в себе сто одно чудо, которое только можно сотворить при помощи скрытых пружин, острых как бритва ножей и падающих плит. Ни один проводник не знал лабиринт от начала и до конца, проводников было аж шестеро, и каждый отвечал за свою одну шестую часть лабиринта. Раз в год устраивались состязания – после внесения в конструкцию ловушек очередных изменений. Состязание состояло в определении наиболее опасной секции лабиринта. Специальные судьи определяли победителя, которого ждал небольшой приз.
Без проводника самому удачливому человеку удалось пройти по лабиринту девятнадцать шагов. Примерно. Его голова прокатилась еще семь шагов, но это, наверное, не считается.
В каждой точке перехода была установлена небольшая камера. Ловушек здесь не было, зато наличествовал маленький бронзовый колокольчик. Эти камеры представляли собой своего рода залы ожидания, где посетителей передавали другому проводнику. Над наиболее замысловатыми ловушками были предусмотрены смотровые окна – проводники не меньше других любят посмеяться.
Впрочем, Брута и не заметил никаких ловушек. Погруженный в собственные мысли, он прошлепал по тоннелям и коридорам, распахнул ворота и вышел наконец на свежий вечерний воздух.
Вечер был насыщен цветочными запахами. В сумерках порхали ночные бабочки.
– Но как выглядят эти философы? – спросил Брута. – То есть когда не принимают ванну.
– Они очень много думают, – пояснил Ом. – Ищи кого-нибудь с напряженным лицом.
– А может, у человека просто запор, – возразил Брута.
– Ну, здесь все в какой-то мере философы, так что на тебя не обидятся…
Их окружал город

Цитаты

Любить - значит видеть чудо, невидимое для других.
-- Франсуа Мориак

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

ГЛАВА 3. ШРАСТРЫ И УИЦРАОРЫ Я подхожу к описанию миров, имеющих для человечества с его историей и для всего Шаданакара совершенно особое значение, так как именно эти миры созданы демоническими силами как непосредственное орудие осуществления мирового плана Гагтунгра. Это, собственно, два ряда, две сакуалы инфрафизических слоев...

КУЛЬТ СЕМЬИ   Возможно практики Спиритизма не были бы так удивлены встречей,  участником которой я был в доме Лизиаса. Но для моих глаз, картина была невиданна и интересна.   В просторной гостиной, собралось маленькое собрание, состоящее не более чем из тридцати человек. Расположение мебели было самым простым. Удобные кресла...

Комос — да, именно так звали моего поставщика волшебных подушек. И он действительно был лысым. То есть крыть нечем: шеф знал обо мне абсолютно все. И теперь утешал меня, лицемерно изображая сочувствие. Впрочем, тут он как раз не слишком старался. Играл, как бездарный актер в провинциальном трактире* — нарочно, разумеется.  * В...

ПРЕКРАСНЫЙ СОВЕТ   На следующий день, после вечерней молитвы, Кларенсио посетил меня в сопровождении приветливого незнакомца.   Его лицо излучало великодушие, обнимая меня, он спросил:   Как Вы? Немного лучше?   Я изобразил избалованного больного, успокаивая этим мои взволнованные фибры. В физическом мире, иногда не понимают...

Милосердие это бескорыстная помощь нуждающимся. Милосердие помогает выйти за пределы  эгоистичного я  и чувствовать единение с другими. Милосердие необходимо человеку, как сострадание к ближнему, как помощь в трудных ситуациях, как прощение. Милосердие это дорога, что ведёт нас на Высшие уровни бытия. Милосердие...