Часть 8 - страница 9 из 16

глаз со странного феномена – из-за жуткой жары голова напрочь отказывалась работать. Для него это пятно, то сужающееся, то расширяющееся в вибрирующей дымке, было не более чем ориентиром в мире оранжевой жары.
Однако, когда он подошел чуть ближе, пятно приняло очертания Ворбиса.
Мысль об этом довольно долго просачивалась в разум Бруты.
Ворбис.
Без рясы. Которую, наверное, сорвало. В одной фуфайке. Сплошь утыканной гвоздями. Одна нога. Вся в крови. Вся изодранная. Ворбис.
Ворбис.
Брута упал на колени. На линии прилива гнусно каркнул скалби.
– Он еще… жив, – прошептал Брута.
– Очень жаль, – сказал Ом.
– Мы должны помочь… ему.
– Ты абсолютно прав, – согласился Ом. – Отыщи камень побольше и проломи ему голову.
– Нельзя же его здесь бросить.
– Еще как можно, сам увидишь.
– Нет.
Брута подсунул под дьякона руку и поднял Ворбиса. С несколько заторможенным удивлением юноша осознал, что Ворбис почти ничего не весит. Ряса дьякона скрывала тело, которое на самом деле представляло собой обтянутый кожей скелет. Брута мог бы сломать его голыми руками.
– А как же я? – заныл Ом.
Брута забросил Ворбиса на плечо.
– У тебя целых четыре ноги.
– Но я – твой Бог!
– Знаю.
Брута потащился по берегу дальше.
– Ты что такое удумал?!
– Дотащу его до Омнии, – еле ворочая языком, ответил Брута. – Люди должны знать, что он натворил.
– Ты рехнулся! Точно сбрендил. И ты рассчитываешь добраться до Омнии? С ним на плече?
– Ничего я не рассчитываю, но попробую.
– Ты! Ты! – Ом яростно замолотил лапкой по песку. – В этом мире живут миллионы людей, и угораздило же меня связаться именно с тобой! Болван! Тупица!
Брута постепенно превращался в призрачный силуэт…
– Все! – орал Ом. – Не нужен ты мне. Думаешь, я так в тебе нуждаюсь? Размечтался! Я найду себе другого верующего! Нет проблем!
Брута исчез.
– Я бегать за тобой не буду! – крикнул Ом.
Брута тупо смотрел, как по очереди передвигаются его ноги.
Думать он уже не мог. В его прожаренном знании мелькали только бессвязные образы и отрывки воспоминаний.
Сны. Картинки в голове. Коакс написал о них целый свиток. Суеверные люди считали сны посланиями самого Господа, а на самом деле их создавал человеческий мозг, отрыгивал в процессе сортировки и запоминания пережитого за день. Брута никогда не видел снов. Разве что иногда случались временные провалы, пока мозг запоминал. Брута запомнил свитки. Знания без учения…
Сны…
Бог. Богу нужны люди. Вера – это пища богов. Но еще богам нужна форма. И боги становились такими, какими их представляли люди. Вот почему Богиня Мудрости носила пингвина. Подобное могло случиться с любым богом. Хотя должна была быть сова. И все об этом знали. Но плохой скульптор, который никогда не видел сову, загробил статую. Однако веру не остановишь – вот и вышло так, что в товарищах у Богини Мудрости оказалась птица, которая постоянно ходит в вечернем туалете и воняет рыбой.
Ты придаешь богу форму, словно лепишь его из глины.
Как утверждал Абраксас Агностик, боги частенько заменяют вам отца. Бог становится огромной бородой в небе, потому что именно так выглядел ваш

Цитаты

Попытка изменить переживание усугубляет его. Воспроизведение переживания, приятие, пребывание в нем, наблюдение заставляют его исчезнуть.
--Люк Рейнхард: Трансформация

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

32-х летняя Эрика Стрэйндж считает прожитые годы неудачными, из-за неправильных решений, принятых в прошлом. Успешные родственники, коллеги по бывшей работе, откуда ее уволили, считают Эрику неудачницей и заставляют ее обратиться к психотерапевту Тому. Доктор Том, любящий ошеломить пациента известными и неизвестными цитатами...

Доктор Этан Пауэлл - антрополог с мировым именем, который бесследно пропал в дебрях Африки, куда он отправился изучать семейство диких горилл. Через два года его все-таки находят, но его состояние внушает серьезное опасение - Пауэлл убивает троих человек, после чего его помещают в психиатрическую клинику строгого режима....

КНИГА IX. К МЕТАИСТОРИИ ПЕТЕРБУРГСКОЙ ИМПЕРИИ ГЛАВА 1. ВТОРОЙ УИЦРАОР И ВНЕШНЕЕ ПРОСТРАНСТВО Перед мыслью, направленной на осмысление русской метаистории последних веков, само собою возникает разительное сопоставление двух исторических моментов. Избранная всенародным собором, благословляемая церковью, приветствуемая всеми...

ГЛАВА 4. КНЯЗЬ ТЬМЫ Многое воспринимаю я при помощи различных родов внутреннего зрения: и глазами фантазии, и зрением художественного творчества, и духовным предощущением. Кое-что вижу и тем зрением, которым предваряется долженствующее быть. Но все, что я вижу впереди, - для меня желанное; и нередко я совершаю, может быть,...

Если рассмотреть самые значительные события моей жизни, то окажется, что они словно вращаются вокруг страха. Или вокруг того, чтобы так или иначе справляться со страхом - страхом не реализоваться в творчестве, страхом утраты, страхом наказания, критики и осуждения, страхом отвержения, страхом одиночества, страхами о...