Часть 8 - страница 8 из 16

он станет мертвым.
Великий Бог Ом подполз к Бруте и принялся толкать его в голову панцирем. Юноша снова застонал.
– Просыпайся, парень. Солнце уже высоко. Ать-два. Все уже на берегу, кто хотел на нем оказаться.
Брута открыл один глаз.
– Что случилось? – спросил он.
– Ты жив, вот что случилось, – ответил Ом.
«Жизнь похожа на иссушенный берег, – вспомнил он. – А потом ты умираешь».
Брута поднялся на колени.
Есть берега, которые немыслимы без ярких зонтиков.
Есть берега, которые подчеркивают величие моря.
Но это берег нисколечко не походил на них. Это была лишь голая кромка, на которой земля встречается с океаном. На линии прилива валялись выбеленные солнцем и ветром кучи плавника. Воздух вибрировал тучами неприятных насекомых. Запах предполагал, что где-то что-то давно сгнило – причем даже скалби не смогли это отыскать. В общем, берег был не из приятных.
– О Боже…
– Это все лучше, чем утонуть, – подбодрил его Ом.
– Не знаю. – Брута осмотрел берег. – Здесь есть питьевая вода?
– Вряд ли, – ответил Ом.
– Урн в главе V, стих 3, говорит, что даже из самой сухой пустыни ты умеешь извлечь живительную влагу, – вспомнил Брута.
– Это своего рода художественная вольность.
– Так ты этого не можешь?
– Нет.
Брута снова поднял взгляд на пустыню. За линией плавника и редкими кочками травы, которая, казалось, умирала в процессе своего роста, громоздились бесконечные барханы.
– В какой стороне Омния? – спросил Брута.
– А нам нужно в Омнию? – усомнился Ом.
Брута пристально посмотрел на черепашку, после чего решительно поднял ее с земли.
– Кажется, туда, – сказал он.
Ом отчаянно задрыгал лапками.
– Тебе так хочется в Омнию? Зачем?
– Не хочется. Но я все равно пойду туда.
* * *
Солнце висело высоко над побережьем.
А может, и не висело.
Содержащиеся в его голове свитки продолжали протекать, и из них Брута почерпнул кое-какую информацию о небесном светиле. Эфебы всегда интересовались астрономией. Эксплетий доказал, что диаметр Диска составляет десять тысяч миль. Фебрий отобрал рабов, у которых голоса погромче, и, расставив их по всей стране, доказал, что свет распространяется примерно с такой же скоростью, что и звук. Ну а Дидактилос сделал вывод, что в таком случае солнцу, для того чтобы пройти между слонами, необходимо преодолевать тридцать пять тысяч миль каждый день, или, говоря другими словами, скорость светила должна вдвое превышать скорость его света. Это означало, что человек видит то место, где солнце некогда было, – за исключением двух раз в день, когда оно само себя догоняет, что, в свою очередь, означает, что солнце по своей сути является сверхсветовой частицей – тахионом, или, как обычно называл его сам Дидактилос, сволочью.
Было по-прежнему очень жарко. Над безжизненным морем повисла рябящая дымка.
В прибое, накатывающем на берег, бултыхались куски дерева.
Брута устало тащился вперед, по направлению к какому-то черному пятну, которое смутно вырисовывалось в дрожащем воздухе, – единственная тень на сотни и сотни миль. Даже Ом перестал жаловаться. Было слишком жарко.
Юноша упрямо шел вперед, не сводя

Цитаты

Будь собой, прочие роли уже заняты.
--Уальд

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

Амулет Мира, хранившийся в Гробницах Атуана под защитой Верховной Жрицы Тар, столетиями служил в Земноморье залогом Равновесия между людьми и драконами. Но после жестокого и вероломного нападения Амулет оказался расколотым, и одна из его частей бесследно исчезла. У Земноморья есть лишь одна надежда защититься от порабощения...

Миллиардер Чарльз Морс вместе со своей красавицей-женой Микки отправляется в путешествие на Аляску, где профессиональный фотограф Роберт Грин собирается сделать шикарную фото сессию. Но во время полета на горное озеро, самолет падает и теперь Чарльз, Роберт и его помощник Стивен остались в глухой, незнакомой местности, без...

Минуту спустя я почувствовал, что в лицо мне дует свежий морской ветер. Открыл глаза, огляделся. Я стоял на влажном песке, у самой кромки воды. Мой левый сапог лениво вылизывала волна, на носок правого деловито карабкался крошечный оранжевый краб. Немного поодаль на большом круглом камне восседал наш абсолютный монарх, мокрый,...

УДИТЕЛЬНЫЙ ПРИЗЫВ   Из включённого приёмника, стала доноситься мягкая мелодия, охватывая нас своим гармоничным звучанием, на экране была видна фигура диктора, находящегося в рабочем кабинете. Спустя несколько мгновений он начала говорить:   Радиостанция Пуэсто Два, из Морадии. Мы продолжаем передавать зов колонии во благо мира...

СОН   Работа продолжалась непрерывно, множество больных требовали ухода а, находящиеся в смятении, требовали внимания.   К вечеру я чувствовал себя включённым в механизм пасов, применяемым ко всем нуждающимся.   Утром в Палаты Исправления вернулся Тобиас, и скорее из-за великодушия, чем по другому мотиву, словами подбодрил...