Часть 8 - страница 14 из 16

только одна. Просто у нее много париков, а какие чудеса творят набитые ватой лифчики, м-м!…
Пустыня была абсолютно безмолвной. Немного расплывчатые от высокой влажности звезды казались крохотными неподвижными розочками.
Далеко-далеко, над тем местом, которое церковь называла Верхним Полюсом и которое сам Брута уже считал Пупом, мерцало небо.
Брута опустил Ома на землю, а рядом положил Ворбиса. Абсолютная тишина…
Абсолютное ничто, тянущееся на многие мили – только он и то, что он взял с собой. Так, вероятно, чувствовали себя пророки, когда отправлялись в пустыню, чтобы найти то… что бы они там ни находили, и поговорить с тем… с кем бы они ни говорили.
Снова раздался несколько брюзгливый голос Ома:
– Людям ведь нужно во что-то верить. Так почему бы не верить в богов? Что еще остается?
Брута рассмеялся.
– Знаешь, – сказал он, – кажется, лично я больше ни во что не верю.
– Кроме меня!
– Да, я знаю, что ты существуешь, – кивнул Брута и почувствовал, что Ом немного успокоился. – В черепахах что-то есть. И в черепах я могу верить. Их существование, как мне кажется, нельзя оспорить. Трудности возникают с верой в богов.
– Послушай, если люди перестанут верить в богов, – возразил Ом, – они тогда начнут верить во что попало. Будут верить в паровой шар молодого Бедна. В общем, во всякую дребедень.
– Гм.
Зеленое свечение на небе указывало, что пятам за солнцем гонится рассвет.
Ворбис застонал.
– Ума не приложу, почему он не приходит в себя, – задумчиво промолвил Брута. – Я не нашел у него ни одной сломанной кости.
– Откуда ты знаешь?
– Один из эфебских свитков был посвящен костям. Ты можешь чем-нибудь помочь ему?
– Зачем?
– Ты – бог.
– Ну, я мог бы поразить его молнией – если бы был достаточно силен.
– Я думал, что молниями занимается Ио.
– Нет, только громом. Ты можешь бросаться молниями сколько угодно, но на гром обязан заключать контракт.
Горизонт постепенно превращался в золотистую полосу.
– А как насчет дождя? – поинтересовался Брута. – Как насчет хоть чего-нибудь полезного?
Под золотистой полосой появилась серебристая линия. К Бруте мчался солнечный свет.
– Это очень обидное замечание, – промолвила черепашка. – Замечание, намеренно нацеленное на то, чтобы причинить мне боль.
Становилось все светлее, и Брута заметил неподалеку один из скалистых островков. Его отшлифованные песком скалы-колонны могли предложить только тень, которой всегда с избытком хватало в Цитадели и которая оказалась в таком дефиците здесь.
– Пещеры? – спросил Брута.
– Змеи.
– Но тем не менее пещеры?
– В сочетании со змеями.
– Ядовитыми?
– Угадай с трех раз.
«Лодка Без Имени» весело бежала вперед. Ветер раздувал тогу Бедна, натянутую на некоем подобии мачты, которая была сооружена из остатков рамы, связанных ремешками от сандалий Симони.
– Кажется, я понимаю, что произошло, – промолвил Бедн. – Обычная проблема превышения скорости.
– Превышения скорости? – переспросил Симони. – Мы поднялись над водой! Чуть в небеса не улетели!
– Нужно установить регулятор, – продолжал Бедн, вычерчивая на борту лодки предварительную схему.

Цитаты

Если ты можешь это вообразить, ты можешь это осуществить.
-- Уолт Дисней

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

ОРГАНИЗАЦИЯ СЛУЖБЫ   После нескольких недель активного лечения, я впервые покинул палату в сопровождении Лизиаса.   Зрелище, происходящее на улице произвело не меня огромное впечатление. Широкие аллеи, украшенные лиственными деревьями. Свежий воздух и атмосфера глубокого душевного спокойствия. Не было никаких признаков безделья...

§20. Сопряженность ноуменальной иерархии монад и феноменальной иерархии множеств в жизни космоса. Трагедия мировой жизни и ее два основных вида.   Только что разобранные нами две иерархии монад и множеств приобретают реальный смысл и значение только в своей неразрывной сопряженности, а в отдельности являются лишь абстракциями...

ДУХОВНАЯ МЕДИЦИНА   На следующий день, после глубоко и восстанавливающего сна, я испытал радостное благословение от дружелюбного Солнца, свет которого мягко согревал мое сердце. Душеспасительное сияние, проходящее сквозь широкое окно, заполняло все помещение ласковым светом. Я чувствовал себя другим. Новые энергии проявились...

Великий Бог перевел взгляд на стену над бочкой. Величественные мраморные ступени вели к бронзовым дверям, над которыми металлическими буквами, вставленными в камень, было написано: «LIBRVM». Он слишком долго смотрел на эти буквы. Рука Бедна схватила его за панцирь, и он услышал голос Дидактилоса: – Ух ты, я слышал, из них...

ГЛАВА 3. ТЕМНЫЙ ПАСТЫРЬ, часть 1 Настанет год, России черный год, Когда царей корона упадет; Забудет чернь к ним прежнюю любовь, И пищей многих будет смерть и кровь; Когда детей, когда невинных жен Низвергнутый не защитит закон; И станет глад сей бедный край терзать... Так начинается поразительное стихотворение, написанное...