Часть 8 - страница 12 из 16

проклятых футов! – закричал Ом. – Не трать на него воду! Он разве еще не издох?
– У него жар.
– Избавь его от страданий.
– Мы должны доставить его в Омнию.
– Думаешь, нам это удастся? Без еды? И без воды?
– Но ты нашел воду. Воду в пустыне.
– Никакого чуда в этом нет, – фыркнул Ом. – Здесь, у берега, иногда выпадают дожди. Ливневые паводки. Высохшие русла рек. Водоносные пласты, наконец.
– А мне это кажется чудом, – прохрипел Брута. – И не перестает таковым быть – даже несмотря на то, что у тебя есть ему объяснение.
– Но еды тут точно нет, можешь мне поверить, – рявкнул Ом. – Жрать здесь абсолютно нечего. Даже в море, если мы, конечно, сможем его найти. Кто-кто, а я-то знаю, что такое пустыня. Гряды скал, которые заставляют тебя сбиться с пути. Барханы, перемещающиеся в ночи… львы… и прочие твари…
…Например, боги.
– И что ты предлагаешь? – спросил Брута. – Сам говорил, что лучше быть живым, чем мертвым. Хочешь вернуться в Эфеб? Думаешь, нас там с радостью примут?
Ом промолчал.
Брута кивнул:
– Тогда принеси еще воды.
Идти ночью, пусть даже с Ворбисом на плече и Омом под мышкой, было куда проще.
В это время года…
…Свечение в небе являлось не чем иным, как центральным сиянием – таким образом магическое поле Плоского мира через вершины Кори Челести, центральной горы на Диске, скидывало накопившееся напряжение. В это время года солнце встает над пустыней в Эфебе, а в Омнии – над морем, поэтому огни Пупа должны быть слева, а закат солнца – позади…
– Ты бывал на Кори Челести? – спросил Брута.
Ом, клевавший носом в ночной прохладе, вздрогнул и проснулся.
– А?
– Там живут боги.
– Ха! Я бы мог рассказать тебе про них пару-другую историй! – мрачно ответствовал Ом.
– Что?
– Они считают себя элитой!
– Значит, ты там не жил?
– Нет. Для этого нужно быть повелителем грома или еще какой-нибудь важной шишкой навроде. А еще, чтобы тебя туда хотя бы в гости пустили, ты должен обладать целой когортой верующих. Плюс человекообразное воплощение – это еще одно необходимое условие.
– Но ты же Великий Бог!
Они посреди пустыни, и Брута все равно умрет…
– Почему бы и не рассказать ему? – пробормотал Ом. – Нам ни за что не выжить… Понимаешь, каждый бог по-своему Велик – для кого-нибудь. Лично я никогда не хотел стать чересчур великим. Несколько племен, пара городов. Не слишком большие запросы, верно?
– Империя насчитывает два миллиона жителей, – сказал Брута.
– Ага. Неплохо, правда? Начать с обыкновенного пастуха, которому вдруг почудились какие-то голоса в голове, а закончить двумя миллионами почитателей…
– Но на самом деле ты никогда не заботился о них… – ответил Брута.
– В смысле?
– Ну… Ты не говорил, что убивать друг друга – это плохо. И так далее…
– Да? А с чего я должен был так говорить?
Брута пытался подобрать аргумент попривлекательнее – с точки зрения психологии бога.
– Ну, если люди перестанут убивать друг друга, то количество верующих в тебя будет только расти, – высказал он свое предположение.
– Данная точка зрения не лишена смысла, – согласился Ом. – Любопытно, любопытно… Хитро придумано.
Брута

Цитаты

У счастья нет завтрашнего дня. У него нет и вчерашнего. Оно не помнит прошедшего, не думает о будущем. У счастья есть только настоящее… и то не день, а мгновение…
-- Тургенев

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

Сергей Лукьяненко Сумеречный Дозор Рожденный человеком – не способен стать Иным. Так было всегда. На этом стоит равновесие между Ночным и Дневным Дозорами. Между Светлыми и Темными магами. Что случится, если кто-то сможет превращать в Иных самых обычных людей? Если Светлый маг Гессер и Темный маг Завулон будут вынуждены...

Полузарытый в траве и моркови, Великий Бог Ом валялся вверх лапками в корзине на одной из кухонь. Лежащая на панцире черепаха, чтобы перевернуться, сначала высунет голову и попробует использовать в качестве рычага шею. Если это не сработает, она примется отчаянно размахивать лапками, пытаясь раскачаться. В рейтинге самых жалких...

§6. Первоверховная антиномия единство-множественность и ее раскрытие в двойственной иерархии монад и множеств. Эзотерическое определение монады. Три идеальных мира: абсолютный, актальный и потенциальный.   Глубинным корнем всякого учения об иерархии служит антиномия Единство—множественность. Ошибка неоплатоников, а за ними и...

С шести лет Брэд страдает синдромом Туретта. Его симптомы – частые моторные и вокальные тики, которые невозможно подавить. Тем не менее, Брэд бросает вызов всем барьерам и неприятностям, и даже двадцать четыре отказа подряд не останавливают его на пути к своей мечте – стать учителем.

Макс Фрай Чуб земли. Туланский детектив Хроники Ехо – 1 Много историй о Тайных сыщиках из Ехо было рассказано; еще больше историй осталось общим достоянием автора и персонажей. Некоторые дела, покоившиеся до поры до времени под грифом "Совершенно секретно", прошлое Кеттарийского Охотника и его старших товарищей, воспоминания...