Часть 2 - страница 10 из 18

– Тем не менее ты утверждал, что наставники о нем весьма высокого мнения, – продолжил он.
Нюмрод пожал плечами.
– Очень послушный паренек, – пояснил он. – Кроме того, у него такая память…
– Какая память?
– Слишком хорошая, – сказал Нюмрод.
– У него хорошая память?
– Хорошая не то слово – великолепная. Он знает наизусть все Семи…
– Гм-м? – вопросил Ворбис.
Нюмрод почувствовал на себе взгляд дьякона.
– Идеальная, если хоть что-то может быть идеальным в этом самом неидеальном из миров, – пробормотал он.
– Значит, начитанный юноша… – подытожил Ворбис.
– Э… Не совсем так, – поправил его Нюмрод. – Он не умеет читать. Ни читать, ни писать.
– А, ленивый юноша…
Дьякон был не из тех людей, которые любят изъясняться двусмысленностями. Нюмрод несколько раз открыл и закрыл рот, подбирая правильные слова.
– Нет, – выдавил он наконец. – Паренек старается. В этом мы абсолютно уверены. Просто, как нам кажется, он не способен… не может понять связь между звуками и буквами.
– Ну хоть за это вы его наказывали?
– Наказание никаких плодов не принесло.
– Как же тогда он выбился в способные ученики?
– Он слушает, – ответил Нюмрод.
Никто не умел слушать так, как Брута. Вот почему учить его было трудно. Словно… словно ты оказывался в огромной пещере и все произносимые тобой слова бесследно исчезали в безбрежных глубинах головы Бруты. Незнакомые с Брутой наставники могли начать заикаться или даже замолкали перед лицом столь полного, концентрированного впитывания каждого звука, срывающегося с их губ.
– Он все слушает, – продолжал Нюмрод. – Все видит. И все впитывает.
Ворбис перевел взгляд на Бруту.
– Кроме того, я ни разу не слышал, чтобы он произнес хоть одно недоброе слово, – добавил Нюмрод. – Другие послушники иногда насмехаются над ним. Называют Тупым Быком или вроде того.
Ворбис внимательно осмотрел похожие на окорока руки Бруты, его толстые, как стволы деревьев, ноги.
Казалось, он глубоко задумался.
– То есть ты утверждаешь, что он не может читать и писать, зато отличается крайней преданностью?
– Преданностью и верностью.
– И хорошей памятью… – пробормотал Ворбис.
– Более чем, – подтвердил Нюмрод. – Это даже нельзя назвать памятью.
Судя по всему, Ворбис пришел к некоему решению.
– Как очнется, пришлешь его ко мне, – велел он.
Нюмрод смертельно побледнел.
– Я с ним только поговорю, – успокоил его Ворбис. – Возможно, паренек мне пригодится.
– Слушаюсь.
– Ведь пути Великого Бога Ома столь таинственны, столь неисповедимы…
Высоко в небе. Только свист ветра в перьях.
Орел парил на ветру и смотрел вниз на игрушечные здания Цитадели.
Он где-то ее выронил и теперь никак не мог отыскать. Она где-то там, внизу, на этом крошечном зеленом пятнышке.
Пчелы весело жужжали в бобовых цветах. Солнце немилосердно жгло панцирь Ома.
И для черепах тоже имеется своя преисподняя.
Он слишком устал, чтобы шевелить лапками. Но другого способа не было. Или высунуть голову как можно дальше и мотать ей в надежде перевернуться.
Если не остается верующих в тебя, ты умираешь. Основную проблему мелких богов всегда составляли верующие.

Цитаты

Многие стоят у источника, но не могут напиться.
--"Апокрифы древних христиан" Ев. от Фомы ст.117

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

Чем отличается человек, вернувшийся из отпуска на море, от того, кто не уезжал в отпуск? Вероятно, своим энергетическим состоянием. Ощущением легкости, свободы, отдыха от работы и проблем.   Что же такого особенного в отпуске на море? И почему именно на море?  И самое главное - можно ли обеспечить себе такое состояние...

Терри Пратчетт Мелкие боги Эта история произошла давным-давно, когда по пустыне еще бродили горящие кусты и разговаривали со случайными прохожими (человек, который имеет привычку гулять по пустыне, ничуточки не удивится, если с ним вдруг заговорит ящерица, булыжник, а тем болеекуст). Именно тогда церковь Великого Бога Ома...

Об этих частях Цитадели Брута знал только по слухам. Брат Нюмрод тоже никогда не бывал здесь. Несмотря на то что про него в приказе ничего не говорилось, брат Нюмрод предпочел отправиться вместе с Брутой и всю дорогу суетился вокруг юноши, которого несли два крепких послушника. Специально для Бруты были доставлены носилки,...

ПРЕКРАСНЫЙ СОВЕТ   На следующий день, после вечерней молитвы, Кларенсио посетил меня в сопровождении приветливого незнакомца.   Его лицо излучало великодушие, обнимая меня, он спросил:   Как Вы? Немного лучше?   Я изобразил избалованного больного, успокаивая этим мои взволнованные фибры. В физическом мире, иногда не понимают...

§21. Иерархия человеческого сознания в его статистике и динамике.   В современной философской литературе общепринято начинать с гносеологического вступления: как возможно познание вообще, а данного вида — в частности? Ввиду трудности и новизны излагаемых доктрин, равно как в стремлении достигнуть возможно большей...