История вторая. Ничье пространство. Глава 6

Глава 6

На полпути к дому я встретил Ксюшу и Ромку — дети деловито шагали по пыльной улице, взявшись за руки. Я помахал им — Ксюша немедленно крикнула:
— А ваша Надюшка с бабкой пошли к реке гулять! Я усмехнулся. Все-таки Людмила Ивановна нечасто слышит в свой адрес “бабушка” — и как любая московская женщина пятидесяти лет ненавидит такое обращение.
— Хорошо, пусть гуляют, — сказал я.
— А вы волков уже нашли? — крикнул Ромка.
— Нет, убежали твои волки, — отозвался я. Может быть, в психотерапевтических целях надо было сказать, что я поймал волков и сдал в зоопарк? Впрочем, не похоже, что у ребенка остался какой-то страх после встречи с оборотнями. Арина потрудилась на славу.
Здороваясь с немногочисленными жителями я дошел до нашего дома. Светлана оккупировала кой гамак — с бутылкой пива и книжкой “Фуаран — вымысел или правда?”, открытой уже на последних страницах.
— Интересно? — спросил я.
— Угу, — кивнула Светлана. Пиво она пила совершенно по-простецки, из горлышка. — Веселее, чем “Папа и море” Туве Янсон. Я теперь поняла, почему раньше печатали не все сказки о мумми-троллях. Последние — совершенно не детские. У Туве Янсон явно была хандра, когда она их писала.
— Писатель тоже имеет право на хандру, — сказал я.
— Если пишет детские книги — то не имеет! — сурово ответила Светлана. — Детские книги должны быть добрыми. А иначе — это как тракторист, который криво вспашет поле и скажет: “да у меня хандра, мне было интереснее ездить кругами”. Или врач, который пропишет больному слабительного со снотворным и объяснит: “настроение плохое, решил развлечься”.
Дотянувшись до стола, она отложила фальшивый “Фуаран”.
— Ну ты и строга, мать, — я покачал головой.
— Мать — потому и строга, — в тон ответила Светлане. Засмеялась: — Да шучу я. Все равно книги чудесные. Только последние очень грустные.
— Надюшка с мамой пошли к речке гулять, — сказал я.
— Встретил их?
— Нет, Оксана сказала. Так мол и так, ваша Надя с бабкой гулять пошли...
Светлана прыснула. Тут же сделала страшное лицо:
— При матери не повтори! Расстроится.
— Что я, камикадзе?
— Лучше расскажи, чем ваш поход закончился.
— Ведьма удрала, — сказал я. — Гнались за ней до четвертого слоя Сумрака, но все равно ушла...
— До четвертого? — глаза у Светланы вспыхнули. — Ты серьезно?
Я сел рядом — гамак негодующе закачался, деревца скрипнули, но выдержали. И кратко пересказал наши приключения. — А вот я на четвертом слое не была, — задумчиво сказала Светлана. — Интересно как... Снова появляются цвета?
— Мне показалось, что даже запахи какие-то. Светлана рассеянно кивнула:
— Да, слухи такие ходят... Интересно. Несколько секунд я молчал. А потом сказал:
— Светлана, тебе надо вернуться в Дозор.
Против обыкновения, Светлана промолчала.
Ободренный, я продолжил:
— Нельзя жить вполсилы. Рано или поздно ты...
— Не будем об этом. Антон. Я не хочу становиться Великой Волшебницей, — Светлана усмехнулась. — Маленькая бытовая магия, вот и все, что мне нужно.
Стукнула калитка — вернулась Людмила Ивановна. Я глянул на нее мельком, отвел было взгляд — и снова уставился,

Сергей Лукьяненко и его книги

Цитаты

Что может человек в океане жизни - только утонуть, но если он превратится в капельку океана, то сольется с ним в бессмертии жизни.
-- Древняя мудрость

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

По одноименной пьесе М.Гараевой, в постановке Киевского академического русского драматического театра имени Леси Украинки. В основе пьесы - реальная судьба литейщицы киевского завода "Большевик", Героя Социалистического Труда, депутата Верховного Совета СССР Надежды Ивановны Марченко. В спектакле показываются очень...

Сергей Лукьяненко Сумеречный Дозор Рожденный человеком – не способен стать Иным. Так было всегда. На этом стоит равновесие между Ночным и Дневным Дозорами. Между Светлыми и Темными магами. Что случится, если кто-то сможет превращать в Иных самых обычных людей? Если Светлый маг Гессер и Темный маг Завулон будут вынуждены...

Если вы ощущаете, что другой человек, люди, родители, учителя, руководство и т.д. имеют над вами власть. Причем эта власть не столько на уровне статуса, должности человека, сколько на уровне психологического доминирования, подавления вашей воли. И находясь рядом с подобным человеком – вы не можете человеку перечить,...

ГЛАВА 3. СРЕДНИЕ СЛОИ ШАДАНАКАРА Раньше чем пытаться нарисовать панораму демонических сакуал, имеющих для трансфизики и метаистории Шаданакара столь колоссальное значение, а также сакуал стихиалей, некоторые из которых с демоническими началами тесно связаны, - целесообразно дать понятие о нескольких сакуалах восходящего ряда,...

ГЛАВА 2. ВНЕШНИЕ МЕРОПРИЯТИЯ Заговорив о проблеме воспитания человека облагороженного образа и о связанных с этим проблемах преобразования государства в Братство, а планеты - в сад, я временно выключил из поля зрения другую огромную проблематику. Это - проблематика тех внешних социально-политических, экономических и культурных...