История третья. Ничья сила. Пролог

История третья.
НИЧЬЯ СИЛА

Пролог

Ему редко снились сны.
А сейчас он даже не спал. И все же это было почти сном, почти грезой за лиг до пробуждения...
Легкой, чистой, почти детской грезой...
— Продувка... протяжка... ключ на старт...
Серебристая колонна ракеты в легком тумане.
Плещущее под дюзами пламя.
Каждый ребенок мечтает быть космонавтом — пока не услышит в десятый раз “Кем хочешь быть, космонавтом?”
Иные перестают мечтать о космосе, когда становятся Иными.
Сумрак интереснее чужих планет. Открывшаяся Сила — притягательнее славы космонавта.
Но сейчас ему снова грезилась ракета — старая, нелепая ракета, поднимающаяся в небо.
Земля, плывущая под ногами или над головой.
Толстое кварцевое стекло иллюминатора.
Странные мечты для Иного, верно?
Земля... вуаль облаков... огни городов... люди. Миллионы. Миллиарды.
И он — глядящий на них с орбиты.
Иной в космосе... что может быть смешнее? Разве что Иной против Чужого. Однажды он смотрел фантастический фильм — и вдруг подумал, что сейчас отважной Рипли самое время войти в Сумрак... и бить, бить, бить неповоротливых, беспомощных гадов.
Подумал — и тут же рассмеялся.
Чужих нет.
А космос есть. Вот только раньше непонятно было — зачем.
Теперь он понял.
Стоял с закрытыми глазами, грезя о маленькой, медленно вращающейся под ногами Земле.
Каждый ребенок мечтает стать великаном — пока не задумается, зачем это нужно.
Теперь он знал все.
Части головоломки сошлись.
И его предназначенье Иного.
И его нелепая мечта о космосе.
И тонкий томик, переплетенный в человеческую кожу, исписанный аккуратной рукописной вязью.
Он взял книгу, лежавшую пряно на дощатом полу.
Открыл на первой странице.
Буквы не выцвели — их хранила легкая, но надежная магия.
Этот язык давно уже не звучал на Земле. Индологу он напомнил бы санскрит, но мало кто понял бы, что это пайшачи.
Но Иным доступен даже мертвый язык. “Да охранит вас Слоноликий, то вверх, то вниз качающий головой, словно Шива, раскачивающийся вверх-вниз на Уме! Да наполнит меня Ганапати сладостной влагой мудрости!
Имя мое — Фуаран, я из женщин славного города Канакапури.
Исполнитель Желаний, супруг Парвати, щедро наградил меня в дни моей молодости, даровав умение ходить в мире призраков. Пока в нашем мире лепесток, кружась на ветру, падает с цветущего дерева, в том мире проходит день — такова его природа. И в мире том скрыта великая сила...”
Он закрыл “Фуаран”.
Сердце частило в груди.
Великая сила!
Выпавшая из рук ведьмы, сгинувшей почти два тысячелетия назад.
Бесхозная, беспризорная, скрытая даже от Иных.
Ничья Сила.

Сергей Лукьяненко и его книги

Сергей Васильевич Лукьяненко (род. 11 апреля 1968 года, Каратау, Казахская ССР, СССР) — популярный российский писатель-фантаст. Называет свой жанр «фантастикой жёсткого действия» или «фантастикой Пути».
Первые книги Лукьяненко вышли на рубеже 1980-х — 1990-х годов. Официальный сайт Лукьяненко утверждает, что в первых произведениях Лукьяненко сильно чувствуется подражание Владиславу Крапивину и Роберту Хайнлайну, однако писатель довольно быстро перешёл к творчеству в собственном оригинальном стиле. Окончил Алма-Атинский государственный медицинский институт по специальности врач-психиатр.

Цитаты

Многие стоят у источника, но не могут напиться.
--"Апокрифы древних христиан" Ев. от Фомы ст.117

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

Погода не то чтобы совсем испортилась, но оставляла желать лучшего. Майкл уже привык, что тут либо стоит нежаркий солнечный лень, либо свирепствуют бури, налетающие почти мгновенно и всерьез норовящие разорвать тебя на части. Сегодня же на небе были облака, которые постепенно превратились в сплошной серый колпак без швов. Стало...

Я действительно сперва не узнал его жилище, потому что пришли мы не к парадному входу, а к садовой калитке. Проникли в дом с черного хода и по узкой, спиралью закрученной лестнице поднялись на второй этаж, в рабочий кабинет моего друга, огромный, как крытый стадион, и почти такой же пустой. Во всяком случае, для того чтобы...

Вы, как и большинство людей, всё ещё склонны тратить слишком много времени на мечтания и смутные желания перемены условий, но ещё чаще — скатываетесь назад, погрязая в желаниях или тщетных сожалениях. Всё это бесполезно, если только не позволяет вам яснее увидеть свои ошибки и если не использовать эти воспоминания для обучения...

Глава 4 Судьба, которой по уверениям наших магов не существовало, была ко мне благосклонна. В холле “Ассоли” (ну не назвать это помещение подъездом!) я увидел ту самую старушку, к которой боялся подходить вампир. Она стояла у лифта и задумчиво смотрела на кнопки. Я глянул сквозь Сумрак — и убедился, что старушка в полной...

Макс Фрай Чуб земли. Туланский детектив Хроники Ехо – 1 Много историй о Тайных сыщиках из Ехо было рассказано; еще больше историй осталось общим достоянием автора и персонажей. Некоторые дела, покоившиеся до поры до времени под грифом "Совершенно секретно", прошлое Кеттарийского Охотника и его старших товарищей, воспоминания...