История третья. Ничья сила. Пролог

История третья.
НИЧЬЯ СИЛА

Пролог

Ему редко снились сны.
А сейчас он даже не спал. И все же это было почти сном, почти грезой за лиг до пробуждения...
Легкой, чистой, почти детской грезой...
— Продувка... протяжка... ключ на старт...
Серебристая колонна ракеты в легком тумане.
Плещущее под дюзами пламя.
Каждый ребенок мечтает быть космонавтом — пока не услышит в десятый раз “Кем хочешь быть, космонавтом?”
Иные перестают мечтать о космосе, когда становятся Иными.
Сумрак интереснее чужих планет. Открывшаяся Сила — притягательнее славы космонавта.
Но сейчас ему снова грезилась ракета — старая, нелепая ракета, поднимающаяся в небо.
Земля, плывущая под ногами или над головой.
Толстое кварцевое стекло иллюминатора.
Странные мечты для Иного, верно?
Земля... вуаль облаков... огни городов... люди. Миллионы. Миллиарды.
И он — глядящий на них с орбиты.
Иной в космосе... что может быть смешнее? Разве что Иной против Чужого. Однажды он смотрел фантастический фильм — и вдруг подумал, что сейчас отважной Рипли самое время войти в Сумрак... и бить, бить, бить неповоротливых, беспомощных гадов.
Подумал — и тут же рассмеялся.
Чужих нет.
А космос есть. Вот только раньше непонятно было — зачем.
Теперь он понял.
Стоял с закрытыми глазами, грезя о маленькой, медленно вращающейся под ногами Земле.
Каждый ребенок мечтает стать великаном — пока не задумается, зачем это нужно.
Теперь он знал все.
Части головоломки сошлись.
И его предназначенье Иного.
И его нелепая мечта о космосе.
И тонкий томик, переплетенный в человеческую кожу, исписанный аккуратной рукописной вязью.
Он взял книгу, лежавшую пряно на дощатом полу.
Открыл на первой странице.
Буквы не выцвели — их хранила легкая, но надежная магия.
Этот язык давно уже не звучал на Земле. Индологу он напомнил бы санскрит, но мало кто понял бы, что это пайшачи.
Но Иным доступен даже мертвый язык. “Да охранит вас Слоноликий, то вверх, то вниз качающий головой, словно Шива, раскачивающийся вверх-вниз на Уме! Да наполнит меня Ганапати сладостной влагой мудрости!
Имя мое — Фуаран, я из женщин славного города Канакапури.
Исполнитель Желаний, супруг Парвати, щедро наградил меня в дни моей молодости, даровав умение ходить в мире призраков. Пока в нашем мире лепесток, кружась на ветру, падает с цветущего дерева, в том мире проходит день — такова его природа. И в мире том скрыта великая сила...”
Он закрыл “Фуаран”.
Сердце частило в груди.
Великая сила!
Выпавшая из рук ведьмы, сгинувшей почти два тысячелетия назад.
Бесхозная, беспризорная, скрытая даже от Иных.
Ничья Сила.

Сергей Лукьяненко и его книги

Цитаты

Если ты можешь это вообразить, ты можешь это осуществить.
-- Уолт Дисней

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

Глава 6 На полпути за нами увязалась машина “ГАИ”. Я навесил на “Бору” заклинание, рассеивающее внимание людей, и гаишники немедленно отстали. Обычно таким заклинанием Иные предохраняют свои машины от угона и я даже порадовался новому применению, которое для него нашел. Впрочем, через минуту нас едва не протаранил грузовик — и...

НОВОСТИ ОТ МИНИСТРА ВЕНЕРАНДЫ   Углубившись в парк, купаясь в свете, я испытывал одно лишь очарование. Приветливые деревья и поля цветов влекли меня. Косвенно, я спровоцировал объяснения Нарциссы, излагая свои вечерние вопросы.   В великом парке - сказала она — находятся не только дороги, ведущие в Преддверие, здесь не только...

Глава 6 На двадцатый этаж лифт, казалось, пол невыносимо медленно. По пути я успел придумать и отбросить несколько планов. Охрана — вот что все усложняло. Придется импровизировать. А если потребуется — то и немножечко демаскироваться. Я долго звонил в дверь, глядя в электронный зрачок глазка. Наконец что-то щелкнуло и из...

ВСТУПИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ  ix] Наука Раджа Йоги, или «Царская Наука Души», в изложении ее первого комментатора Патанджали в конце концов получит наибольшее применение на Западе. Это произойдет ввиду того, что по закону циклов пятая коренная раса (в своей пятой подрасе) неизбежно должна достичь своей наивысшей точки. Указанная...

СЛУЖБА   После завершения вечерней коллективной молитвы, Тобиас включил приёмник, чтобы услышать о самаритянах, которые действовали в Преддверии.   Испытывая крайнее любопытство, я знал, что группа сотрудников этой природы общалась с арьергардами в договорные часы.   Я чувствовал себя очень уставшим от затраченных усилий, но...