Часть 11 - страница 5 из 15

ярко блестел на солнце, выделяясь среди грив и бород церковных иерархов, что толпились в замешательстве в храмовых дверях.
– Надо срочно что-то предпринять, – решительно промолвил Бедн.
– Но что?
– Можно взять штурмом лестницу и спасти его.
– Их значительно больше, чем нас, – возразил Симони.
– А когда их было меньше? Не могло же их число словно по волшебству увеличиться?
Симони взял его за руку.
– Ты ведь философ, верно? – спросил он. – Вот и размышляй логически. Посмотри на людей!
Бедн оглядел толпу.
– Ну и что?
– Происходящее не нравится им, – объяснил Симони. – Послушай, Брута в любом случае умрет. Но если он умрет вот так, как сейчас, это будет иметь очень важное значение. Люди могут не понимать, действительно не понимать, форму вселенной и всякие прочие премудрости, но они будут помнить, что Ворбис сделал с живым человеком. Согласен? Неужели ты не осознаешь, что смерть Бруты станет символом? Мы получим его наконец – тот символ, в котором так нуждаемся!
Бедн смотрел на такого далекого Бруту. С паренька сорвали всю одежду, кроме набедренной повязки.
– Символ, значит? – переспросил он. В горле у него резко пересохло.
– Он просто обязан им стать.
Дидактилос как-то назвал этот мир очень забавным местом. Он был прав… Человека намереваются живьем зажарить, но ради соблюдения приличий оставляют ему набедренную повязку. В таком мире, если не смеяться, можно сойти с ума.
– Да, – кивнул Бедн, повернувшись к Симони. – Теперь я точно уверился, что Ворбис – это зло. Он сжег мой город. Цортцы иногда тоже так поступали, а мы в ответ сжигали их города. Это была самая обычная война. Часть истории. Он врет, обманывает, рвется к власти и делает это только ради себя. Но так поступают многие. А в Ворбисе… Знаешь, что в нем самое страшное?
– Конечно, – ответил Симони. – Это то, что он делает с…
– Самое страшное – это то, что он делает с тобой.
– Как это?
– Он превращает других людей в свои копии.
Симони сжал его руку словно тисками.
– Ты говоришь, что я похож на него!
– Ты как-то сказал, что с готовностью убьешь его, – напомнил Бедн. – А теперь ты даже стал думать, как он…
– Значит, штурм, говоришь? – хмыкнул Симони. – Ну, на нашей стороне человек четыреста. Итак, я подаю знак, и несколько сотен атакуют несколько тысяч? Он умрет, умрет в любом случае, и мы тоже умрем! Но ради чего?
Лицо Бедна посерело от ужаса.
– И ты не знаешь?!
На них уже стали коситься.
– Ты действительно не знаешь?! – воскликнул он.
* * *
Небо было голубым. Солнце еще недостаточно поднялось, чтобы превратить небеса в привычную для Омнии медную чашу.
Брута повернул голову в сторону небесного светила. Оно парило над горизонтом, но, если верить теории Дидактилоса касательно скорости света, на самом деле оно уже клонилось к закату.
На солнце наползла круглая голова Ворбиса.
– Что, жарковато, а, Брута? – поинтересовался он.
– Тепло.
– Скоро будет еще теплее.
В толпе возникли какие-то беспорядки. Раздались крики. Ворбис не обратил на них внимания.
– Ты ничего не хочешь сказать? – спросил он. – Неужели ты даже не способен кинуть мне в

Цитаты

Даже оказавшись на правильном пути, вы рискуете сойти с него, если остановитесь хоть на минуту.
-- Уилл Роджерс

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

§14. Синархия царств природы.   Вселенная есть организм, а поэтому ее жизнь и проявления суть нечто глубоко целостное и неделимое. Правда, ее строение зиждется на иерархическом законе, но истинные членения целого, членения его естества, а не его феноменологии непостижимы. Человек не имеет иного пути к познанию в разуме...

19. Гуны (или качества материи) делятся на четыре вида: конкретные, неконкретные, указанные и недосягаемые. Интересно отметить, что гуны, или качества (общая сумма атрибутов и аспектов субстанции нашей Солнечной системы), существуют четырех видов. В их семеричном подразделении имеется аналогия с семеричностями, присущими нашей...

ОБЪЯСНЕНИЯ ЛИЗИАСА   Кларенсио неоднократно и регулярно посещал меня, Лизиас навещал меня ежедневно.   По мере того, как я пытался привыкнуть к новым обязанностям, чувство облегчения наполняло мое сердце. Уменьшились боли и свободно передвигаться стало легче. Однако я заметил, что сильные воспоминания о физических явлениях,...

ЛЮБОПЫТНЫЕ НАБЛЮДЕНИЯ   За несколько минут до полуночи, Нарцисса разрешила мне пойти к великим  вратам Палат Исправления. Самаритяне уже должны были находиться по соседству. Необходимо наблюдать их возвращение, чтобы принять нужные решения.   С какими эмоциями я вернулся на дорогу, окружённую густыми и гостеприимными деревьями...

Не позволяйте себе поддаваться часто повторяющимся депрессивным состояниям отчаяния из-за медленного прогресса и злиться на себя из-за того, что вам так редко удаётся успешно выполнить упражнения, которые я вам предложил. Я знаю, что временами вам кажется, что сами предпринимаемые вами усилия навлекают на вас ещё более острые...