Часть 10

Об этих частях Цитадели Брута знал только по слухам. Брат Нюмрод тоже никогда не бывал здесь. Несмотря на то что про него в приказе ничего не говорилось, брат Нюмрод предпочел отправиться вместе с Брутой и всю дорогу суетился вокруг юноши, которого несли два крепких послушника. Специально для Бруты были доставлены носилки, обычно использовавшиеся для переноски совсем ветхих старших жрецов.
В центре Цитадели, сразу за храмом, был обнесенный стеной сад. Брута, как настоящий профессионал садового дела, сразу осмотрел окрестности. На этой скале не было и дюймового слоя естественной почвы, каждая лопата земли, на которой росли тенистые деревья, была доставлена сюда вручную.
Посреди сада, в окружении епископов и иамов, стоял Ворбис. Когда Бруту поднесли ближе, дьякон обернулся.
– А, мой пустынный спутник, – произнес он приветливо. – И, если не ошибаюсь, брат Нюмрод. Братья мои, хочу сообщить вам, что намереваюсь назначить Бруту архиепископом.
Священнослужители принялись возбужденно перешептываться и нервно покашливать. Ворбис посмотрел на епископа Трима, который был архивариусом Цитадели.
– Ну, с формальной точки зрения, он еще не посвящен в сан, – неуверенно промолвил епископ Трим. – Но, конечно, как все мы знаем, есть прецедент…
– Э-э… Урн… осел! – быстро выпалил Нюмрод, но потом, поняв, что выразился несколько нескладно, тут же прикрыл рот ладонью и покраснел от стыда и смущения.
Ворбис улыбнулся.
– Добрый брат Нюмрод прав, – кивнул он. – Осел тоже не был посвящен в сан, правда, вполне возможно, в те далекие дни требования не были столь суровыми, как нынче.
Раздался хор угодливого хихиканья, характерного для людей, чья работа, а возможно, и жизнь тоже целиком зависела от капризов человека, любящего отпускать не слишком остроумные шутки.
– Но осла произвели всего лишь в епископы, – напомнил епископ Трим, которого коллеги меж собой называли не иначе как Самоубийцей.
– И надо сказать, он этому посту вполне соответствовал, – резко произнес Ворбис. – А теперь все свободны, включая поддьякона Нюмрода.
Нюмрод даже побледнел, услышав о столь резком повышении по службе.
– Но архиепископ Брута останется, – добавил Ворбис. – Мы желаем говорить с ним.
Иерархи удалились.
Ворбис расположился на каменном кресле под бузиной. Дерево было древним и огромным, совсем не похожим на недолговечных родственников, что росли за пределами сада. На ветвях уже зрели ягоды.
Пророк сидел, положив руки на каменные подлокотники и скрестив пальцы. Некоторое время он тяжелым взглядом мерил Бруту.
– Ты… поправился? – спросил он наконец.
– Да, господин, – ответил Брута. – Но, господин, я не могу быть епископом, я ведь не умею даже…
– Уверяю, эта работа особого ума не требует, – успокоил его Ворбис. – Иначе епископы с ней не справлялись бы.
Снова воцарилась долгая тишина.
Когда Ворбис снова заговорил, могло показаться, что каждое свое слово он достает с огромной глубины.
– Мы уже говорили о природе действительности?
– Да.
– И о том, что постигаемое не всегда является фундаментальной истиной?
– Да.
Снова пауза. Высоко в небе парил орел,

Цитаты

Попытка изменить переживание усугубляет его. Воспроизведение переживания, приятие, пребывание в нем, наблюдение заставляют его исчезнуть.
--Люк Рейнхард: Трансформация

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

РЕЧЬ ГУБЕРНАТОРА   В воскресенье, Губернатор обещал провести культ Евангелия в Министерстве Возрождения. Основная цель этого средства, - пояснила Нарцисса, - заключается в подготовке новых учебных центров помощи в Министерстве Помощи и центров подготовки в Министерстве Возрождения.   Нам необходимо организовать, - сказала она...

48 демонов-мадзинов узнали о том, что у самурая Дайго Кагемицу родится ребенок, которому предстоит стать Мессией. Тогда они предложили самураю власть над всей Японией, если он отдаст им 48 кусков от своего сына. Самурай согласился, демоны получили свое, а останки маленького Мессии были сложены в люльку и отправлены по реке. К...

РАЗЪЯСНЕНИЯ КЛАРЕНСИО   Мое сердце бешено колотилось, заставляя почувствовать себя неопытным учеником перед строгими экзаменаторами. Я уже раскаялся в том, что сам вызвался на эту аудиенцию, изнутри меня пробирала дрожь, вид этой плачущей женщиной и полное спокойствие Министра Помощи лишь усиливало это чувство. Может быть,...

Суть жизни заключается в самой жизни. Это становится явным после просмотра фильма «Небо над Берлином/Крылья желания». Два ангела Дамиэль и Кассиэль спускаются на Землю, они не видны простым обывателям и могут заходить в их дома, читать их мысли. Наслаждаясь своей свободой, ангелы все же завидуют людям, что те способны...

ДУХОВНОЕ ПИТАНИЕ   Увлеченный наблюдением чудесных садов я попросил медбрата, передохнуть несколько минут на следующей скамейке. Лизиас охотно согласился.   Приятное чувство мира приносило наслаждение моему Духу. Причудливые цветные фонтаны воды петляли делали невероятные пируэты в воздухе, создавая волшебные фигуры.   Тот,...