Часть 11 - страница 3 из 15

ж пришел…
Брута замедлил шаг. Когда он ворвался в храмовые двери, им что-то двигало – но это «нечто» безвозвратно испарилось.
Остался только Ворбис.
Улыбающийся.
«Тебе нечего сказать, – подумала та частичка Бруты, которая еще сохранила способность мыслить. – Да и никто не станет тебя слушать. На твои слова никто не обратит внимания. Ну расскажешь ты людям правду об Эфебе, о брате Мурдаке и пустыне… Но твои слова все равно не станут для них фундаментальной истиной».
Фундаментальная истина. Таков мир, в котором живет Ворбис.
– Что-нибудь не так? – спросил Ворбис. – Ты хочешь что-то сказать?
Черные зрачки на черных белках заслонили все остальное, затягивая, словно две пропасти.
Тут разум Бруты наконец сдался, и заработало его тело. Не замечая рванувшихся к нему стражников, он машинально вскинул руку.
Ворбис лишь улыбнулся ему и услужливо подставил под удар свою щеку.
Однако Брута успел-таки остановить уже движущуюся вперед ладонь.
– Нет, не буду, – хрипло промолвил он.
И тогда, в первый и последний раз, он увидел действительно разъяренного Ворбиса. Много раз он видел дьякона рассерженным, но тот гнев приводился в действие разумом, он включался и выключался по мере необходимости. Сейчас же на поверхность вышло нечто другое, неконтролируемое. Оно промелькнуло по лицу Ворбиса и исчезло, однако Брута успел его заметить.
А потом Бруту обхватили крепкие руки стражников. Ворбис сделал шаг вперед, похлопал юношу по плечу, заглянул ему в глаза и мягко произнес:
– Выпороть его, но смотрите, не забейте до смерти. Пусть огонь доведет дело до конца.
Один из иамов явно хотел что-то сказать, однако, увидев выражение лица Ворбиса, осекся.
– Исполняйте приказ!
Мир тишины. Ни единого звука, только свист ветра в перьях.
Отсюда мир кажется круглым блином, окаймленным полоской моря. Все видно от горизонта до горизонта. Ярко светит солнце.
Но глаза устремлены на землю, они пытаются различить знакомые формы…
…И вот, там, в полях, на границе пустыни…
…На маленьком холме…
…Движется крошечный панцирь, оскорбительно выставленный напоказ…
Орел беззвучно сложил крылья и стрелой ринулся к земле, весь мир закружился вокруг крошечного силуэта, который стал теперь центром внимания птицы.
Ближе, ближе…
…Когти выпущены…
…Схватить…
…И вверх…
Брута открыл глаза.
Спину раздирала мучительная боль, но он уже научился отключать свои чувства.
Сейчас он лежал распластавшись на какой-то поверхности. Руки и ноги его что-то держало, очевидно кандалы. А вверху – голубое небо. Сбоку – величественный фасад храма.
Чуть повернув голову в другую сторону, он увидел безмолвную толпу. И коричневый металл железной черепахи. В нос ударил запах дыма.
Кто-то поправил кандалы на его руке. Брута поднял глаза на инквизитора. Что-то следует сказать… Ах, да.
– Черепаха Движется? – пробормотал он.
– Только не эта, мой друг, – вздохнул инквизитор.
Мир под Омом закружился. Орел стремительно набирал высоту, необходимую для того, чтобы наверняка расколоть черепаший панцирь, а разум Великого Бога оцепенел от экзистенциального ужаса – подобный ужас испытывает

Цитаты

Будь собой, прочие роли уже заняты.
--Уальд

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

Сюжет ленты расскажет о герцоге, который готовится вступить в должность британского короля Георга VI, отца нынешней королевы Елизаветы II. После того, как его брат отрекается от престола, герой неохотно соглашается на трон. Измученный страшным нервным заиканием и сомнениями в своих способностях руководить страной, Георг...

ГЛАВА 2. ЛОГОС ШАДАНАКАРА Все неисчислимые мириады монад распадаются, насколько я знаю теперь, на две онтологически различные категории. Одна монады богорожденные. Их немного. Они крупнее масштабно, они непосредственно вышли из непостижимых глубин Творца, они предназначены к водительству мирами и с самого начала приступают к...

Джон Китинг — новый преподаватель английской словесности в консервативном американском колледже. От чопорной массы учителей его выгодно отличают легкость общения, эксцентричное поведение и пренебрежение к программе обучения. Однажды он посвящает своих подопечных в тайну Общества мёртвых поэтов. С этого момента каждый из...

Будущее, в котором в каждого человека вживлен микрочип, записывающий всю его жизнь. Главный герой — цензор, просматривающий и редактирующий записи своих клиентов, — обнаруживает в памяти одного из них намеки на свое собственное «вырезанное» прошлое, из-за чего начинается цепная реакция событий, не предусмотренных Системой.

28-летний Андре должен десятки тысяч евро различным бандитам по всему Парижу. Когда подходит срок расплаты, он понимает, что шансов расплатиться — нет. И в полиции, и в американском посольстве ему отказывают в помощи. Но вот, решив покончить с собой, он видит на мосту сногсшибательную красотку в очень маленьком черном платье,...