Часть 11

Симони повернулся и последний раз окинул взглядом Движущуюся Черепаху. Под панцирем скорчившись сидели тридцать человек. Настоящая машина смерти.
Стоящий внизу капрал отдал честь.
– Стрелка достигла нужного деления, сержант.
Засвистел бронзовый свисток.
Симони взялся за рулевые канаты. «Вот какой должна быть война, – подумал он. – Да, именно такой. Пара-другая таких Черепах, и с войнами будет покончено раз и навсегда».
– Разойдись! – отдал он приказ.
И потянул на себя большой рычаг.
Хрупкий металл с треском переломился.
Дайте человеку рычаг подлиннее, и он непременно перевернет мир. Только рычаги попадаются все какие-то хрупкие, потому-то и нужна точка опоры.
А в самом сердце водопроводной системы храма Бедн сражался с упрямой гайкой. Он покрепче перехватил ключ и снова надавил. Гайка упорно не поддавалась. Тогда он изменил положение и нажал посильнее.
Печально заскрипев, труба изогнулась и переломилась…
Струя воды ударила прямо ему в лицо. Он бросил ключ и попытался зажать дыру рукой, но вода все равно пробивалась сквозь пальцы и стекала по канавке к одному из грузов.
– Останови! Останови ее! – закричал он.
– Кого? – спросил Фергмен, наблюдавший за происходящим снизу.
– Воду! Воду останови!
– Но как?
– Труба не выдержала и сломалась!
– Но я думал, именно это нам и нужно.
– Еще рано!
– Ты орать-то перестань! Вокруг полно стражников, а ты тут разоряешься!
Бедн отпустил трубу, стянул с себя рясу и попытался заткнуть пробоину. Ряса моментально намокла, но еще через мгновение вылетела из трубы, шлепнулась о свинцовую плиту и, оставляя мокрый след, заскользила вниз. Остановилась она, только когда заткнула трубу, подающую воду к грузам. Вода, переливаясь через край канавки, потекла на пол.
Бедн посмотрел на груз. Тот пока не сдвинулся с места, и Бедн немного успокоился. В любой момент рясу можно будет вытащить и…
– Вы, оба… А ну ни с места!
Бедн оглянулся и оцепенел.
У разломанной решетки стоял коренастый мужчина в черной рясе, а за его спиной высился стражник, выразительно державший обнаженный меч.
– Кто вы такие? И что здесь делаете?
Бедн отреагировал почти мгновенно.
Он гневно ткнул пальцем в клапан.
– Куда вы смотрите вообще?! – воскликнул он. – У вас же тут утечка! Честно говоря, удивительно, и как тут все держится?!
Мужчина шагнул в комнату. Некоторое время он с сомнением смотрел на Бедна, потом перевел взгляд на фонтан воды, бьющий из трубы, потом снова взглянул на Бедна.
– Но ты не… – только и успел произнести он.
Услышав за спиной глухой стук, он резко обернулся. Но стражник уже валялся на полу, сраженный обломком трубы, который сжимал в руках Фергмен. Тогда инквизитор быстро развернулся обратно – и прямо в живот ему въехал гаечный ключ Бедна. Бедн не мог похвастаться большой физической силой, но ключ был длинным, а всю остальную работу исполнил хорошо известный принцип рычага. Скорчившись, инквизитор попятился к одному из грузов.
Дальше все происходило очень медленно – так, словно время превратилось в патоку. Пытаясь сохранить равновесие, дьякон Кусьп схватился за груз. Тот, в свою

Цитаты

Ты пришёл не для того чтобы делать выбор, ты его уже сделал. Ты здесь для того, чтобы понять почему ты его сделал.
--МАТРИЦА-2

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

Поскольку вы наконец по-настоящему приняли тот основной тезис, что нынешнее существование — лишь фаза в процессе духовного раскрытия, один аспект того потока опыта, который включает множество прежних опытов жизни в материальном мире, вы должны были уже осознать, что каждый отдельный опыт — это ориентир, существенно важный на...

§17. Основная антиномия человека, сопряженность в нем двух различных иерархий, трагедия как основной закон жизни   На пути предыдущего изложения мы установили, что именно в идее человека органически объединяются Горнее с Дольним, трансцендентное с имманентным, инволюционирующая иерархия духа с эволюционирующей иерархией...

Глава 6. ЗАСЕЛЕНИЕ ПЛАНЕТЫ ЗЕМЛЯ. ПЕРВЫЕ РАСЫ 6.1. Начальные формы жизни Экспериментаторы, занимающиеся звёздной механикой, по завершении своей части эксперимента и завершающего этапа создания новой звёздной системы, называемой нами Солнечной системой, покинули пределы этого пространства. Для них наступило время последующих...

Ворбис все еще сидел в своей каюте, когда запыхавшийся Брута постучал в его дверь. Ответа не последовало. Подумав немного, Брута решил войти. Никто не видел, чтобы Ворбис читал. Он писал, это было очевидно, хотя бы по знаменитым Письмам – впрочем, этого тоже никто не видел. Оставаясь один, он проводил время, уставившись в стену...

ГЛАВА 3. ОТНОШЕНИЕ К РЕЛИГИЯМ Как часто употребляем мы слово "истина" и как редко пытаемся определить это понятие. Не смутимся же, однако, тем, что повторяем, в сущности, вопрос Пилата, и попытаемся в меру наших сил разобраться в этом понятии. Истинными называем мы ту теорию или то учение, которые, на наш взгляд, выражают...