Прекрасный совет

ПРЕКРАСНЫЙ СОВЕТ
 
На следующий день, после вечерней молитвы, Кларенсио посетил меня в сопровождении приветливого незнакомца.
 
Его лицо излучало великодушие, обнимая меня, он спросил:
 

  • Как Вы? Немного лучше?

 
Я изобразил избалованного больного, успокаивая этим мои взволнованные фибры. В физическом мире, иногда не понимают братской любви.
Повинуясь старой привычке, я начал объясняться, в то время как двое добродетелей удобно устроились рядом со мной:
 

  • Не могу отрицать, что чувствую себя лучше, однако я испытываю интенсивные боли в области желудочно-кишечного тракта и странное чувство тоски в своем сердце. Никогда бы не подумал, что способен на такую выносливость, мой друг. Ах! Каким тяжелым был мой крест. Теперь, когда я могу связно мыслить, я думаю, что боль изничтожила все имеющиеся у меня силы...

 
Кларенсио, внимательно слушал, проявляя большой интерес к моим жалобам, не выражая ни единого жеста, который свидетельствовал бы о намерении сменить тему. Воодушевленный этим, я продолжил:
 
 - Кроме того, мои нравственные страдания огромны и невыразимы. Благодаря полученной помощи, бушующая внешняя буря утихла, и сейчас я вернулся к  бурям внутренним, душевным. Что будет с моей женой и с моими детьми?
Пойдет ли мой старший сын по мои стопам? А мои маленькие девочки? Моя несчастная Селия много раз говорила, что умрет, если однажды меня не станет. Моя прекрасная жена! Я все еще чувствую их слезы в последние минуты своей жизни! Я не знаю, поскольку переживаю весь кошмар разделяющего нас расстояния... Продолжающиеся терзания украли у меня чувство времени. Где моя бедная ассистентка? Плачет ли она над прахом моего тела или находится в каком-нибудь темном уголке в одном из регионов смерти? Ох, моя боль настолько горькая! Какая же ужасная судьба - судьба человека полностью преданного семье! Я думаю, что мало кто из существ страдали столько, сколько страдал я! На Земле, превратности судьбы, разочарования, непонимание и печаль, лишь изредка сменялись краткими мгновениями радости. После страданий, вызванных смертью физического тела — сразу же мучения в загробном мире. Так какой же будет жизнь? Последовательность несчастий и слез? Неужели нет средств, чтобы сохранить мир? Мне бы очень хотелось быть оптимистом, но я чувствую, что понятие несчастья держит в плену мой Дух словно в ужасной тюрьме сердца. Какая несчастная судьба, о великодушный благодетель!...
 
В этот момент шквал моих жалоб привел корабль моего разума в огромный океан слез.
 
При всем этом, Кларенсио, спокойно встал и сказал без малейшей тени притворства:
 

  • Друг мой, Вы действительно желаете духовного исцеления?

 
После моего утвердительно жеста, он продолжил:
 

  • Тогда, научитесь не говорить чрезмерно о себе, и своей собственной боли. Жалоба указывает на душевную болезнь, болезнь трудно протекающую и трудную в излечении. Вы должны научиться по-новому мыслить и дисциплинировать губы. Лишь при достижении баланса, мы откроем сердце Солнцу Божественности. Рассматривать необходимое усилие как подавляющее наказание, неясно видеть страдание там, где есть

Цитаты

Cпособность понять зависит от личного опыта, а не от умственных способностей.
--Макс Фрай

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

Что происходит с нами после того, как мы умираем? Внятного ответа не даст никто. Тем более, что этот вопрос меньше всего интересовал нашего героя, Дэниэла Миллера, когда он вальяжно колесил по бульвару Лос-Анджелеса на своём новеньком «БМВ», слушая, как Барбара Стрейзанд поёт о том, что «что-то грядёт». И, надо заметить, что...

Утро выдалось пасмурное, но на душе у Майкла было светло. Остатки своих сбережений он вложил в еду - плотно позавтракал на веранде бистро неподалеку от дома, да еще кое-что сложил в рюкзак. Было непривычно находиться на воздухе в такой час. Обычно Майкл работал весь день напролет, обедал прямо за рабочим столом и выходил из...

§12. Царство растений.   На пути предыдущего изложения мы установили, что всякий кристалл, как организованное частное единство, хотя и состоит в целом из элементов феноменального мира, но в тоже время причастен к ноуменальному, обладает монадой простейшего вида и объективно реализует ее качествования. Царство кристаллов...

КРАЙОН.  КНИГА  ЧЕТВЕРТАЯ   ПУТЕШЕСТВИЕ  ДОМОЙ   Майкл Томас и семь ангелов   Роман-притча Этот роман-притчу написали в соавторстве вполне материальный человек Ли Кэрролл и бестелесный дух по имени Крайон. Главный герой «Путешествия домой» Майкл Томас очень молод, но уже успел разочароваться в...

Глава 7 Что плохо в порталах — так это невозможность приготовиться к новому месту. Поезд в этом плане идеален. Ты входишь в купе, меняешь брюки на трико, а штиблеты на резиновые тапочки, извлекаешь пищу и напитки, знакомишься с попутчиками — если уж угораздило путешествовать без компании. Стучат колеса, уплывает перрон. Все, ты...