Книга 9. К метаистории Петербургской империи. Глава 1. Второй Уицраор и внешнее пространство

КНИГА IX. К МЕТАИСТОРИИ ПЕТЕРБУРГСКОЙ ИМПЕРИИ
ГЛАВА 1. ВТОРОЙ УИЦРАОР И ВНЕШНЕЕ ПРОСТРАНСТВО

Перед мыслью, направленной на осмысление русской метаистории последних веков, само собою возникает разительное сопоставление двух исторических моментов.
Избранная всенародным собором, благословляемая церковью, приветствуемая всеми сословиями страны, санкционируемая авторитетом великих родомыслов Смутного времени, приступила династия Романовых к благодарному и суровому труду восстановлению и возвеличению России. Царем был шестнадцатилетний мальчик, лишенный каких бы то ни было даров, не проявивший исключительных качеств и позднее; но ему прощалось все, никто не требовал от него гениальности. Общество было сильно непоколебимой уверенностью в том, что эта монархия, выстраданная народом в страшном горниле смут, иноземных вторжений и безвластия, охраняема и направляема свыше. И действительно: фатальная невозможность создать другие, светлейшие силы, дабы оградить народ от погибельных натисков извне и от погибельных распрь внутри, довлела над демиургом. Она вела к тому, что второй уицраор России вместе со своими человекоорудиями - носителями государственной власти - был осенен провиденциальной санкцией как меньшее из зол.

Миновало триста лет. Ненавидимая всеми классами, презираемая всеми творческими умами нации, осуждаемая высшим представительством народа, увлеченная в мистическую муть гипнотизирующим взором мужика-проходимца, мечтавшего о патриаршем клобуке, монархия Романовых рухнула почти без сопротивления. Последний самодержец был столь же бесцветен и недалек, как и ее основатель; но ему не простилось ничто. Ему вменялось именно врожденное отсутствие гениальности, ибо лишь государственный гений мог бы спасти старую державу, сообщив ей поступательное движение, влив новые силы и указав новую цель. Общество было непоколебимо убеждено в том, что монархия Романовых не справилась с историческими задачами, никакими силами свыше не направляема, и что права на жизнь у нее больше нет. И действительно: никаких отблесков демиурга давно уже не мерцало над челом императоров. Упрямые глупцы либо трагические неудачники, они не сумели низвести благодать на свою деятельность. И то, что торжественный обряд коронования превратился в жалкий маскарад, в фикцию, понимали все. Если бы катастрофа не оборвала естественного хода вещей, можно было бы ожидать, что Григорий Распутин добьется восстановления патриаршества, что клобук святого Гермогена будет возложен на голову хлыстовского "саваофа", развратника и бывшего конокрада, и что несколькими годами позднее император Алексей II будет коронован в Успенском соборе этим бесноватым, этой марионеткой Гашшарвы. От подобного несмываемого позора церковь была спасена только катастрофой.

Очевидно, санкция со второго уицраора была снята давно.
Почему же? И когда именно?
То, что инвольтацией демиурга - хотя и не только ею одной - была насыщена деятельность Петра, не подлежит, очевидно, сомнению. Следовательно, утрата санкции свершилась в одну из последующих эпох. Но когда же? При ком? В чем заключались вины

Цитаты

Одно событие - вызывает другое. У человека есть слабости, человек несовершенен. Несовершенство приводит его к чувству вины. Чувство вины приводит к стыду. Стыд компенсируется гордыней и тщеславием. А когда не хватает гордыни - одолевает отчаяние. И все это приводит к разрушению, что и станет его судьбой. Что-то должно остановить этот поток событий.
--Цитата из х/ф "ИНК"

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

17. Формы или познаются, или нет, в зависимости от степени раскрытия качеств воспринимающего сознания. Самый искусный перевод принадлежит Чарльзу Джонстону: «Объект воспринимается или же не воспринимается в зависимости от того, окрашен ум цветом объекта или нет». То, что мы видим зависит от того, каковы мы сами; в других формах...

Джон Китинг — новый преподаватель английской словесности в консервативном американском колледже. От чопорной массы учителей его выгодно отличают легкость общения, эксцентричное поведение и пренебрежение к программе обучения. Однажды он посвящает своих подопечных в тайну Общества мёртвых поэтов. С этого момента каждый из...

Однажды простой рабочий-строитель Нейда, которому не очень везёт в жизни, находит необычные солнечные очки. Надев их, он получает возможность увидеть мир таким, какой он есть. Реальность пугает! Оказывается, правительство и средства массовой информации бомбардируют людей скрытыми сообщениями, воздействующими на уровне...

Действие происходит в будущем, когда люди лишены возможности выражать какие-то эмоции, потому, что они… запрещены. Это — та цена, которую человечество платит за устранение из своей жизни войны. Теперь книги, искусство и музыка находятся вне закона. А любое чувство — уже преступление, наказуемое смертью.Для проведения в жизнь...

  Храбрость, это не многолетний дуб, который выстоял в буре. Это хрупкий цветок, который распускается под снегом.   В погоне за прошлым она споткнулась о будущее.   С самого первого момента, когда мы приходим в этот мир, мы чувствуем: боль и радость, страх и ярость. Мы учимся прятать те чувства,...