Книга 10. К метаистории русской культуры. Глава 4. Миссии и судьбы (окончание) - страница 6 из 10

безо всякой натяжки, но система его оказалась недостроенной, большого значения в истории русской культуры не имела, а за границей осталась почти неизвестной. - Кто же он? Пророк? - Но где же, собственно, в каких формах он пророчествовал и о чем? Может быть, наконец, "молчаливый пророк", как назвал его Мережковский, - пророк, знаменующий некие духовные реальности не словами, а всем обликом своей личности? Пожалуй, последнее предположение к действительности ближе всего, и все-таки с действительностью оно не совпадает.

Философская деятельность Соловьева диктовалась намерением, которое он очень рано для себя определил: подвести под богословское учение православия базис современной положительной философии. Часто, конечно, он выходил далеко за пределы этого задания; на некоторых этапах жизни даже уклонялся от строгой ортодоксии, вследствие чего, например, его капитальная работа "La Russie et l'eglise universeile'" даже не могла быть опубликована в России. Но он постоянно был озабочен тем, чтобы не оказаться в религиозных отщепенцах, и вряд ли что-нибудь рисовалось ему в более отталкивающем виде, чем судьба ересиарха.

И все же он оказался - не ересиархом, конечною, но предтечей того движения, которому в будущем предстоит еще определиться до конца и к которому православная ортодоксия, во всяком случае сначала, быть может, отнесется как к чему-то, недалекому от ереси.
Великим духовидцем - вот кем был Владимир Соловьев. У него был некий духовный опыт, не очень, кажется, широкий, но по высоте открывшихся ему слоев Шаданакара превосходящий, мне думается, опыт Экхарта, Беме, Сведенборга, Рамакришны, Рамануджи, Патанджали, а для России - прямо-таки беспримерный. Это - три видения, или, как назвал их сам Соловьев в своей поэме об этом, "три свидания": первое из них он имел в восьмилетнем возрасте во время посещения церкви со своею бонной, второе - молодым человеком в библиотеке Британского музея в Лондоне, а третье - самое грандиозное - вскоре после второго, ночью, в пустыне близ Каира, куда он устремился из Англии, преодолевая множество преград, по зову внутреннего голоса. Отсылаю интересующихся и еще незнакомых с этим уникальным религиозным документом к поэме "Три свидания": она говорит сама за себя. Цитировать ее в настоящее время я лишен возможности, а передавать ее содержание собственными словами не дерзаю. Осмелюсь констатировать только, что Соловьев пережил трижды, и в третий раз с особенной полнотой, откровение Звенты-Свентаны, то есть восхищение в Раорис, один из наивысших слоев Шаданакара, где Звента-Свентана пребывала тогда. Это откровение было им пережито в форме видения, воспринятого им через духовное зрение, духовный слух, духовное обоняние, органы созерцания космических панорам и метаисторических перспектив то есть почти через все высшие органы восприятия, внезапно в нем раскрывшиеся. Ища в истории религии европейского круга какой-нибудь аналог или, лучше сказать, предварение такого духовного опыта, Соловьев не смог остановиться ни на чем, кроме гностической идеи Софии Премудрости Божией. Но идея эта у гностика Валентина

Цитаты

Одно событие - вызывает другое. У человека есть слабости, человек несовершенен. Несовершенство приводит его к чувству вины. Чувство вины приводит к стыду. Стыд компенсируется гордыней и тщеславием. А когда не хватает гордыни - одолевает отчаяние. И все это приводит к разрушению, что и станет его судьбой. Что-то должно остановить этот поток событий.
--Цитата из х/ф "ИНК"

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

Макс Фрай Чуб земли. Туланский детектив Хроники Ехо – 1 Много историй о Тайных сыщиках из Ехо было рассказано; еще больше историй осталось общим достоянием автора и персонажей. Некоторые дела, покоившиеся до поры до времени под грифом "Совершенно секретно", прошлое Кеттарийского Охотника и его старших товарищей, воспоминания...

48 демонов-мадзинов узнали о том, что у самурая Дайго Кагемицу родится ребенок, которому предстоит стать Мессией. Тогда они предложили самураю власть над всей Японией, если он отдаст им 48 кусков от своего сына. Самурай согласился, демоны получили свое, а останки маленького Мессии были сложены в люльку и отправлены по реке. К...

§21. Иерархия человеческого сознания в его статистике и динамике.   В современной философской литературе общепринято начинать с гносеологического вступления: как возможно познание вообще, а данного вида — в частности? Ввиду трудности и новизны излагаемых доктрин, равно как в стремлении достигнуть возможно большей...

Солнце замерло на медном куполе неба, Брута дремал в пещере. Ворбис метался в лихорадке своем углу. Ом стоял у входа в пещеру и чего-то ждал. Ждал оправданно. Ждал с ужасом. И они пришли. Они вылезли из-под обломков скал и из расщелин. Фонтаном вылетели из песка, материализовались из воздуха, который мигом заполнился голосами...

В современном Лос-Анджелесе живет неутомимый борец с нечистью, экзорцист Джон Константин. Константин родился с даром видения потустороннего мира, он видит ангелов и демонов, которые спускаются в мир, чтобы вести борьбу за человеческие души. Не выдержав своего опасного дара, в юности он совершил самоубийство, но был послан назад...