Неуловимый Хабба Хэн. Часть 4 - страница 9 из 21

не далее как минувшей ночью. А кажется, вечность прошла и не я это вовсе был, а незнакомый, чужой человек.
“Сам видишь, я не только не злюсь, а даже не помню, с какой стати на тебя взъелся”.
“То есть я не сверну шею нынче же вечером? И с моста не упаду? И от неведомой заразы не позеленею? Что ж, хорошо. Одно удовольствие иметь с тобой дело, сэр Макс. Но опасное, как почти все удовольствия”.
На том мы и распрощались, довольные друг другом, насколько это вообще возможно между людьми, которых объединяет неудавшаяся затея.
 
Когда сэр Шурф вернулся в гостиную, я его едва узнал. И весьма вероятно, не узнал бы вовсе, если бы не теоретическое понимание, что кроме него войти сюда никто не может. И ведь, казалось бы, никаких разительных перемен и чудесных превращений в духе сэра Кофы. Просто сменил человек белоснежное лоохи на темно-красное с капюшоном, натянул тонкие алые перчатки, чтобы скрыть от любопытных взоров ногти, изрисованные защитными рунами, да усы с бородой не то наклеил, не то просто отрастил в одночасье, как это у них, могущественных колдунов, заведено. И еще слегка ссутулился, чего за ним отродясь не водилось. Вот, собственно, и все. А какой эффект!
– С ума сойти, – сказал я. – Настоящий шимарский горец, только без парадной прически. С другой стороны, кому какое дело, что там у тебя под капюшоном таится – светлая голова или косы с перьями…
– Вот именно. – И он швырнул мне желтое лоохи, расшитое черными стрелами. – Одевайся. Должно быть впору. Осталось у жены с тех времен, когда вдруг вошли в моду короткие лоохи, едва до колена.
– А все остальное? – жалобно спросил я.
– Другой одежды на твой нынешний рост в доме нет. Придется тебе закутаться как следует, чтобы только носки сапог и кончик носа было видно.
– То-то и оно, что кончик носа, – проворчал я. – Тюрбан-то у тебя найдется? Желательно черный, чтобы по цвету хоть как-то сочеталось с этим безобразием.
– А тюрбан тебе пока не положен. Дети головных уборов не носят, неужели не обращал внимания? Поэтому как следует причешись. Очень удачно, что ты давно не стригся, столичные подростки как раз предпочитают длинные волосы… И знаешь, давай-ка я принесу тебе бритву. Демонстрировать твой колючий подбородок уличной толпе и рыночным торговцам я бы не рекомендовал. Небритый ребенок – зрелище для избранных.
– Вроде тебя? – ехидно спросил я.
– Совершенно верно. Моя подготовка позволяет мне хладнокровно созерцать все что угодно. Даже твой нынешний облик.
Эк он все-таки разошелся.
 
– Ну что, меня уже можно выпускать на улицу? – спросил я четверть часа спустя.
– Можно, – ответил Лонли-Локли. – Вопрос – нужно ли? Ну да ладно, пошли.
В довершение всех бед он, разумеется, не пустил меня за рычаг амобилера. Дескать, в Ехо не принято, чтобы дети городским транспортом управляли.
Это, честно говоря, нигде не принято, кто же спорит. Однако мне было обидно. Кажется, я тоже вошел в роль трудного подростка, угнетаемого строгим отцом. Оно и понятно, в такую роль войти – раз плюнуть.
Пришлось мне бездарно ютиться на заднем сиденье, пока наш амобилер медленно и торжественно

Цитаты

Одно событие - вызывает другое. У человека есть слабости, человек несовершенен. Несовершенство приводит его к чувству вины. Чувство вины приводит к стыду. Стыд компенсируется гордыней и тщеславием. А когда не хватает гордыни - одолевает отчаяние. И все это приводит к разрушению, что и станет его судьбой. Что-то должно остановить этот поток событий.
--Цитата из х/ф "ИНК"

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

Глава 5  Ведьма Арина варила зелья — как и положено работящей ведьме в своем лесном домишке. Стояла у русской печки с ухватом, в котором парил зеленоватыми клубами чугунный горшок. И бормотала:  Белый дрок и бересклет. Горсть песка с обрыва. Вереск, зяблика скелет. Гной из-под нарыва...   Мы с Эдгаром вошли и стояли у дверей —...

ГЛАВА 3. КУЛЬТ Провиденциальные силы на страже всегда. Они всегда готовы прийти на помощь каждому из нас. Они постоянно трудятся над каждым из нас - над его душой и его судьбой. Каждая душа поприще их борьбы с демоническим началом, и вся жизнь души непрерывная цепь выборов, встающих перед Я, - выборов, усиливающих или...

ГЛАВА 4. ПОДВИГ - Государственность отягощена первородным грехом; озарить ее невозможно. - Вот в какую формулу, мне думается, мог бы он облечь субъективный опыт царствования, невольно пользуясь традиционными понятиями христианства. Он сам - и как монарх, и как нарушитель в кровавую ночь на 12 марта этических основ ради...

КНИГА VII. К МЕТАИСТОРИИ ДРЕВНЕЙ РУСИ ГЛАВА 1. КИЕВСКАЯ РУСЬ КАК ЯВЛЕНИЕ МЕТАИСТОРИЧЕСКОЕ Я уже говорил, что подразумевается здесь под словом сверхнарод, и напомню еще раз: это группа наций или национальностей, объединенных общею, совместно созидаемою культурой, физиогномически отличною от других. Этнический признак не имеет...

В насквозь кибернетизированном будущем самый ценный товар — информация, доставляемая курьерами в самом надежном месте — в их собственном мозгу. Для того, чтобы преуспеть в этом бизнесе, Джонни «стер» воспоминания детства и расширил память сверхсовременных компьютерных приспособлений. Но и этого оказалось мало для информации,...