Книга 10. К метаистории русской культуры. Глава 2. Миссии и судьбы - страница 10 из 13

его переживаний, породивших лирический акафист "Я, Матерь Божия, ныне с молитвою...", чтобы не уловить того музыкально-поэтического факта, что наиболее совершенные по своей небывалой поэтической музыкальности строфы Лермонтова говорят именно о второй реальности, просвечивающей сквозь зримую всеми: "Ветка Палестины", "Русалка", изумительные строфы о Востоке в "Споре", "Когда волнуется желтеющая нива...", "На воздушном океане...", "В полдневный жар в долине Дагестана...", "Три пальмы", картины природы в "Мцыри", в "Демоне" и многое другое.

Очевидно, в направлении еще большей, предельной поляризации этих двух тенденций, в их смертельной борьбе, в победе утверждающего начала и в достижении наивысшей мудрости и просветленности творческого духа и лежала несвершенная миссия Лермонтова. Но дело в том, что Лермонтов был не "художественный гений вообще" и не только вестник, - он был русским художественным гением и русским вестником, и в качестве таковых он не мог удовлетвориться формулой "слова поэта суть дела его". Вся жизнь Михаила Юрьевича была, в сущности, мучительными поисками, к чему приложить разрывающую его силу. Университет, конечно, оказался тесен. Богемная жизнь литераторов-профессионалов того времени была безнадежно мелка. Представить себе Лермонтова замкнувшимся в семейном кругу, в личном благополучии, не может, я думаю, самая благонамеренная фантазия. Военная эпопея Кавказа увлекла было его своей романтической стороной, обогатила массой впечатлений, но после "Валерика" не приходится сомневаться, что и военная деятельность была осознана им как нечто, в корне чуждое тому, что он должен был совершить в жизни. Но что же? Какой жизненный подвиг мог найти для себя человек такого размаха, такого круга идей, если бы его жизнь продлилась еще на сорок или пятьдесят лет? Представить Лермонтова, примкнувшего к революционному движению 60-х и 70-х годов, так же невозможно, как вообразить Толстого, в преклонных годах участвующим в террористической организации, или Достоевского - вступившим в социал-демократическую партию. - Поэтическое уединение в Тарханах? Но этого ли требовали его богатырские силы? Монастырь, скит? - Действительно: ноша затвора была бы по плечу этому духовному атлету, на этом пути сила его могла бы найти для себя точку приложения. Но православное иночество несовместимо с художественным творчеством того типа, тех форм, которые оно приобрело в наши поздние времена, а от этого творчества Лермонтов, по-видимому, не отрекся бы никогда. Возможно, что этот титан так и не разрешил бы никогда заданную ему задачу: слить художественное творчество с духовным деланием и подвигом жизни, превратиться из вестника в пророка. Но мне лично кажется более вероятным другое: если бы не разразилась пятигорская катастрофа, со временем русское общество оказалось бы зрителем такого - непредставимого для нас и неповторимого ни для кого - жизненного пути, который привел бы Лермонтова-старца к вершинам, где этика, религия и искусство сливаются в одно, где все блуждания и падения прошлого преодолены, осмыслены и послужили к обогащению духа

Цитаты

Знание истины возвышает сердце тех, кому не дано творить грех. … И знание делает их способными, ибо оно побуждает их стать свободными.
--"Апокрифы древних христиан" Ев. от Филиппа ст.110

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

§6. Первоверховная антиномия единство-множественность и ее раскрытие в двойственной иерархии монад и множеств. Эзотерическое определение монады. Три идеальных мира: абсолютный, актальный и потенциальный.   Глубинным корнем всякого учения об иерархии служит антиномия Единство—множественность. Ошибка неоплатоников, а за ними и...

Это последний сеанс лечения, который я вам даю, и потому было бы неплохо восстановить у вас в памяти самые важные аспекты моей попытки показать вам, как достичь исцеления в истинном смысле этого слова. Вы теперь понимаете, почему любое лечение, чтобы быть подлинным и долговечным, должно быть столь глубоким и радикальным, что из...

С незапамятных времен существуют темные ангелы, терзающие человечество. И имеется цена, которую они платят за господство над миром: вечное заключение на Земле. Их главное желание - побег. Но для этого они должны уничтожить наш мир. Единственные, кто смогут противостоять им - четверо избранных воинов во главе с Озом, темным...

Однажды вечером в лифте фешенебельного парижского отеля «Крийон» оказались вместе три человека: индеец, приехавший из Амазонки с гуманитарным турне, его переводчик — француз, выросший среди индейцев и еще один занятный тип — бездельник и мошенник Перрен, преследуемый бандитами всех мастей за игорные долги. Почему — то взгляд...

ГРАЖДАНИН "НАШЕГО ДОМА"   На вторую ночь, я чувствовал себя невероятно усталым. Я начал понимать ценность духовного питания, через любовь и взаимное понимание. В Нашем Доме, я провел несколько дней активной службы, без общего питания, в порыве обучения, которому многие из нас посвящали себя. Мне было достаточно лишь...