Книга 10. К метаистории русской культуры. Глава 2. Миссии и судьбы - страница 7 из 13

на чем не основаны и не имеют никакой цены. Никакой - кроме разве той, что они обнажают поверхность психологического анализа со стороны таких судей, не умеющих отличить неизбежных в жизни любого художника периодов творческого замирания и накопления от фазы конечного оскудения творческого импульса.

Всенародное горе, охватившее Россию при известии о гибели поэта, показало, что миссия всенародного значения впервые в истории возложена не на родомысла, героя или подвижника, а на художественного гения, и что народ, если этого и не осознавал, то зато чувствовал совершенно отчетливо. Убийство гения было осознано всеми как величайшее из злодейств, и преступник был выброшен, как шлак, за пределы России. Бессильный гнев, возмущение и негодование можно испытывать теперь, читая о благополучии и преуспеянии, которым обласкала Дантеса его дальнейшая судьба - судьба самодовольного богача и дельца, сенатора Второй империи, не испытавшего и тени раскаяния в совершенном преступлении. Но для метаисторического созерцания слишком ясно, каким мимолетным было это пошлое торжество и каким жутким - посмертие Дантеса. Теперь, после выполнения им второй темной миссии и вторичного падения на Дно Шаданакара, ему грозит сделаться носителем темной миссии в третий раз и после этого быть выброшенным из нашей брамфатуры.

Но если смерть Пушкина была великим несчастьем для России, то смерть Лермонтова была уже настоящей катастрофой, и от этого удара не могло не дрогнуть творческое лоно не только Российской, но и других метакультур.
Миссия Пушкина, хотя и с трудом, и только частично, но все же укладывается в человеческие понятия; по существу, она ясна.
Миссия Лермонтова - одна из глубочайших загадок нашей культуры.

С самых ранних лет - неотступное чувство собственного избранничества, какого-то исключительного долга, довлеющего над судьбой и душой; феноменально раннее развитие бушующего, раскаленного воображения и мощного, холодного ума; наднациональность психического строя при исконно русской стихийности чувств; пронизывающий насквозь человеческую душу суровый и зоркий взор; глубокая религиозность натуры, переключающая даже сомнение из плана философских суждений в план богоборческого бунта, - наследие древних воплощений этой монады в человечестве титанов; высшая степень художественной одаренности при строжайшей взыскательности к себе, понуждающей отбирать для публикации только шедевры из шедевров... Все это, сочетаясь в Лермонтове, укрепляет нашу уверенность в том, гроза вблизи Пятигорска, заглушившая выстрел Мартынова, бушевала в этот час не в одном только Энрофе. Это, настигнутая общим Врагом, оборвалась недовершенной миссия того, кто должен был создать со временем нечто, превосходящее размерами и значением догадки нашего ума, - нечто и в самом деле титаническое.

Великих созерцателей "обеих бездн", бездны горнего мира и бездны слоев демонических, в нашей культуре я до сих пор знаю три: Иоанн Грозный, Лермонтов и Достоевский. Четвертым следовало бы назвать Александра Блока, если бы не меньший, сравнительно с этими тремя масштаб его личности.
Если

Цитаты

Что может человек в океане жизни - только утонуть, но если он превратится в капельку океана, то сольется с ним в бессмертии жизни.
-- Древняя мудрость

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

  Храбрость, это не многолетний дуб, который выстоял в буре. Это хрупкий цветок, который распускается под снегом.   В погоне за прошлым она споткнулась о будущее.   С самого первого момента, когда мы приходим в этот мир, мы чувствуем: боль и радость, страх и ярость. Мы учимся прятать те чувства,...

СОН   Работа продолжалась непрерывно, множество больных требовали ухода а, находящиеся в смятении, требовали внимания.   К вечеру я чувствовал себя включённым в механизм пасов, применяемым ко всем нуждающимся.   Утром в Палаты Исправления вернулся Тобиас, и скорее из-за великодушия, чем по другому мотиву, словами подбодрил...

Нечто, похожее на золотистую комету, пронеслось по небу Плоского мира. Ом парил орлом, наполненный свежестью и силой веры. По крайней мере, пока. Такая горячая, отчаянная вера длится очень недолго. Человеческий разум не способен ее поддерживать. Но пока она сохранялась, он был силен. Центральный пик Кори Челести высоко...

Глава 4. Как узнать, общаетесь ли вы с ангелами на самом деле или это лишь плод вашего воображения  Маленькая девочка смотрит в пустое пространство рядом со своим левым плечом и определенно с кем-то беседует; со стороны кажется, что она ведет односторонний диалог. —         С кем ты разговариваешь, дорогая? — спрашивает ее мама...

Отбросить всё, отдавая себя в руки Природы и просто сидеть в медитации. Это - сущность Дзен-Буддизма Догена. В 13-ом столетии Доген, молодой японский послушник, поехал в Китай в поисках учителя Истины. Там он встретил монаха, который учил его, что только медитация Дзэн - истинный путь к просветлению. Вернувшись просвещенным в...