Книга 10. К метаистории русской культуры. Глава 2. Миссии и судьбы - страница 7 из 13

на чем не основаны и не имеют никакой цены. Никакой - кроме разве той, что они обнажают поверхность психологического анализа со стороны таких судей, не умеющих отличить неизбежных в жизни любого художника периодов творческого замирания и накопления от фазы конечного оскудения творческого импульса.

Всенародное горе, охватившее Россию при известии о гибели поэта, показало, что миссия всенародного значения впервые в истории возложена не на родомысла, героя или подвижника, а на художественного гения, и что народ, если этого и не осознавал, то зато чувствовал совершенно отчетливо. Убийство гения было осознано всеми как величайшее из злодейств, и преступник был выброшен, как шлак, за пределы России. Бессильный гнев, возмущение и негодование можно испытывать теперь, читая о благополучии и преуспеянии, которым обласкала Дантеса его дальнейшая судьба - судьба самодовольного богача и дельца, сенатора Второй империи, не испытавшего и тени раскаяния в совершенном преступлении. Но для метаисторического созерцания слишком ясно, каким мимолетным было это пошлое торжество и каким жутким - посмертие Дантеса. Теперь, после выполнения им второй темной миссии и вторичного падения на Дно Шаданакара, ему грозит сделаться носителем темной миссии в третий раз и после этого быть выброшенным из нашей брамфатуры.

Но если смерть Пушкина была великим несчастьем для России, то смерть Лермонтова была уже настоящей катастрофой, и от этого удара не могло не дрогнуть творческое лоно не только Российской, но и других метакультур.
Миссия Пушкина, хотя и с трудом, и только частично, но все же укладывается в человеческие понятия; по существу, она ясна.
Миссия Лермонтова - одна из глубочайших загадок нашей культуры.

С самых ранних лет - неотступное чувство собственного избранничества, какого-то исключительного долга, довлеющего над судьбой и душой; феноменально раннее развитие бушующего, раскаленного воображения и мощного, холодного ума; наднациональность психического строя при исконно русской стихийности чувств; пронизывающий насквозь человеческую душу суровый и зоркий взор; глубокая религиозность натуры, переключающая даже сомнение из плана философских суждений в план богоборческого бунта, - наследие древних воплощений этой монады в человечестве титанов; высшая степень художественной одаренности при строжайшей взыскательности к себе, понуждающей отбирать для публикации только шедевры из шедевров... Все это, сочетаясь в Лермонтове, укрепляет нашу уверенность в том, гроза вблизи Пятигорска, заглушившая выстрел Мартынова, бушевала в этот час не в одном только Энрофе. Это, настигнутая общим Врагом, оборвалась недовершенной миссия того, кто должен был создать со временем нечто, превосходящее размерами и значением догадки нашего ума, - нечто и в самом деле титаническое.

Великих созерцателей "обеих бездн", бездны горнего мира и бездны слоев демонических, в нашей культуре я до сих пор знаю три: Иоанн Грозный, Лермонтов и Достоевский. Четвертым следовало бы назвать Александра Блока, если бы не меньший, сравнительно с этими тремя масштаб его личности.
Если

Цитаты

Уважение - это не страх и благоговение, это способность видеть человека таким, каков он есть, осознавать его уникальную индивидуальность... Я хочу, чтобы любимый мною человек рос и развивался ради него самого, своим собственным путем, а не для того, чтобы служить мне. Если я люблю другого человека, я чувствую единство с ним, но с таким, каков он есть, а не с таким, как мне хотелось бы, чтоб он был, в качестве средства для моих целей.
-- Э. Фромм

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

Духовность это всё самое чистое, самое высокое, что только способен представить себе человек. Духовность это рождение Свыше. Духовность это откровения. Духовность это постоянная работа над собой. Духовность это единение со всем миром. Жизнь в единстве и созидании. Духовность это построение высоких качеств в себе, постоянной...

В крупном городе Соединенных Штатов к мальчику Джесси и его родителям в дом приходит настоящий тибетский монах - лама Норбу, уверенный в том, что мальчик - новое воплощение его учителя. Лама Норбу подарил мальчику книгу о Будде, который две тысячи лет назад был принцем Сиддхартхой. Познав боль и страдания, Сиддхартха проникся...

Команда ученых создает суперкомпьютер, способный полностью симулировать реальный мир на замкнутом его участке. Ханон Фуллер, отец-основатель проекта, восстанавливает внутри машины город своего детства, Лос-Анджелес 1937-го года. Когда человек подключается к такому миру, его разум занимает тело одного из обитателей мира, до того...

НАШ ДОМ  В НИЖНИХ СФЕРАХ   Я потерял ощущение времени. Понятие пространства давно исчезло. Я был убежден, что больше не принадлежал к числу воплощенных в мире, однако, мои легкие глубоко дышали.   С каких пор я стал игрушкой в руках непреодолимых сил? Невозможно с ясностью сказать! По правде говоря, я чувствовал себя мрачным...

С незапамятных времен существуют темные ангелы, терзающие человечество. И имеется цена, которую они платят за господство над миром: вечное заключение на Земле. Их главное желание - побег. Но для этого они должны уничтожить наш мир. Единственные, кто смогут противостоять им - четверо избранных воинов во главе с Озом, темным...