История вторая. Ничье пространство. Глава 6 - страница 8 из 10

— Я буду не один, — ответил я. — Правда, Игорь? Он побледнел и замотал головой:
— Эй, дозорный... Мы так не договаривались!
— Мы договорились, что ты поможешь, — напомнил я. — Что входит в помощь, мы не уточняли. Ну?
Игорь покосился на своих подопечных. Поморщился и выдохнул:
— Сволочь ты, дозорный... Мне проще с магом схватиться, чем с ведьмой! У нее же магия вся — от земли! Сразу по живому лупит...
— Ничего, мы вместе будем, — сказал я. — Впятером.
Щенки — я заставлял себя думать о них только как о щенках, переглянулись. Галя пихнула Петю кулаком в бок и что-то прошептала.
— Они-то тебе зачем? — повысил голос Игорь. — Дозорный! Они же дети!
— Волчата-оборотни, — поправил я. — Чуть не сожравшие детей. Хочешь искупить свою вину: Выговором отделаться? Тогда хватит брехать попусту!
— Дядя Игорь, мы не боимся, — вдруг сказал мальчик по имени Петя.
Мой тезка его поддержал:
— Мы с тобой!
На меня они смотрели спокойно, без обиды. Видимо, ничего иного и не ждали.
— Они ничего еще не могут, — сказал Игорь. — Дозорный...
— Ничего, отвлекут ведьму — и на том спасибо. Перекидывайтесь!
Светлана отвернулась. Но ничего не сказала.
Оборотни молча принялись раздеваться. Только девочка стеснительно оглянулась — и отошла за кусты смородины, остальные не смущались.
Краем глаза я заметил, что по дороге идет какая-та деревенская тетка с ведром, полным картошки. Наверное, накопала с колхозного поля. Увидев происходящее за забором она приостановилась, но мне сейчас было на нее наплевать. Я и так не в лучшей форме, чтобы тратить силы на случайных свидетелей. Мне надо научиться бегать. Очень быстро бегать, так, чтобы не отстать от волкулаков.
— Дай, помогу, — сказала Светлана. Провела в воздухе ладонью — и я почувствовал, как тело приятно заныло, а мускулы ног налились силой. Сразу стало жарко, будто я вошел в перегретую сауну. “Ход” — заклинание простое, но применять его надо крайне осторожно. Зацепишь помимо ног миокард — заработаешь инфаркт.
Рядом со мной хрипло застонал Игорь и выгнулся дугой — руки и ноги на земле, хребет, будто переломившийся напополам, к небу. Вот откуда все эти сказки про необходимость перепрыгнуть через трухлявый пень... Кожа потемнела, покрылась ярко-красной сыпью — и вспучилась клочьями мокрой, стремительно растущей шерсти.
— Быстрее! — гаркнул я. Воздух выходил изо рта горячим и влажным, даже показалось, что я вижу пар от своего дыхания, будто на морозе. Стоять было невыносимо трудно — тело жаждало движения.
Одно утешало — оборотни испытывали то же самое.
Крупный волк оскалился. Последними, почему-то, у него менялись зубы. В волчьей пасти человеческие зубы смотрелись комично и в то же время — жутко. У меня вдруг мелькнула странная мысль, что оборотни вынуждены обходиться без пломб и коронок.
Впрочем, их организм гораздо крепче человеческого. Оборотни кариесом не страдают.
— Пош-ш-шли... — шепеляво пролаял волк. — Печ-ч-чет.
К волку подбежали волчата — поскуливающие, тоже мокрые, будто потные. У одного глаза оставались человеческими, но я даже не смог понять, мальчик это или девочка.
— Бежим,

Сергей Лукьяненко и его книги

Цитаты

Любить - значит видеть чудо, невидимое для других.
-- Франсуа Мориак

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

КНИГА IX. К МЕТАИСТОРИИ ПЕТЕРБУРГСКОЙ ИМПЕРИИ ГЛАВА 1. ВТОРОЙ УИЦРАОР И ВНЕШНЕЕ ПРОСТРАНСТВО Перед мыслью, направленной на осмысление русской метаистории последних веков, само собою возникает разительное сопоставление двух исторических моментов. Избранная всенародным собором, благословляемая церковью, приветствуемая всеми...

Глава 5  Ведьма Арина варила зелья — как и положено работящей ведьме в своем лесном домишке. Стояла у русской печки с ухватом, в котором парил зеленоватыми клубами чугунный горшок. И бормотала:  Белый дрок и бересклет. Горсть песка с обрыва. Вереск, зяблика скелет. Гной из-под нарыва...   Мы с Эдгаром вошли и стояли у дверей —...

Глава 4. Как узнать, общаетесь ли вы с ангелами на самом деле или это лишь плод вашего воображения  Маленькая девочка смотрит в пустое пространство рядом со своим левым плечом и определенно с кем-то беседует; со стороны кажется, что она ведет односторонний диалог. —         С кем ты разговариваешь, дорогая? — спрашивает ее мама...

ГЛАВА 3. ТЕМНЫЙ ПАСТЫРЬ, часть 2 Отпечаток художественной эклектики, внешнего гигантизма, безвкусицы и нуворишеского стремления к показной роскоши несмываем со всего того, чем Сталин собирался обессмертить себя как великого строителя, - будь то станции московского метро и высотные здания или волгодонские шлюзы и новые украшения...

Фильм поставлен по рассказу Айзека Азимова и роману "Позитронный человек" Айзека Азимова и Роберта Силверберга. Семья Мартинов покупает домашнего робота (Робин Уильямс) для выполнения всяких работ по дому, но робот, оказалось, — не совсем обычный механизм: он наделен индивидуальностью и способностью эмоционально...