История вторая. Ничье пространство. Глава 3

Глава 3

Арина сидела на стуле, скромно положив руки на колени. Она больше не улыбалась — и вообще была само послушание.
— В дальнейшем обойдемся без фокусов? — полюбопытствовал я, выйдя в реальный мир. Спина была мокрая, ноги слегка подрагивал и.
— Ногу ли я остаться в этом облике, дозорный? — тихо спросила Арина.
— Зачем? — не удержался я от маленькой нести. — Я уже видел вас настоящей
— Кто решит, что в этом мире настоящее? — задумчиво сказала Арина. — Это ведь, откуда посмотреть... Считайте мою просьбу женским кокетством. Светлый.
— И попытка меня обворожить — тоже кокетство?
Арина стрельнула глазками. С вызовом произнесла:
— Да! Я понимаю, что мой сумеречный облик… но здесь и сейчас — я такая! И ничто человеческое мне не чуждо. В том числе и желание нравиться.
— Хорошо, оставайтесь, — буркнул я. — Я не скажу, что мечтаю о повторении шоу... Снимите иллюзию с магических предметов!
— Как скажите, Светлый, — Арина провела ладонью по волосам, оправляя прическу.
И домик чуть-чуть изменился.
Вместо чайника на столе оказалась маленькая березовая кадушка. Из кадушки еще шел пар. Телевизор, впрочем, остался — но провод теперь не тянулся к несуществующей розетке, а был воткнут в большой бурый помидор.
— Оригинально, — кивая на телевизор заметил я. — И часто приходится менять овощи?
— Помидоры — каждый день, — пожала плечами ведьма. — Кочан капусты два-три дня работает.
Мне еще никогда не доводилось видеть такого оригинального способа получения электричества. Нет, теоретически возможно… но на практике...
Впрочем, больше всего меня интересовал шкаф с книгами. Я подошел, вынул первый попавшийся томик, тонкий и в мягкой обложке.
“Боярышник — практическое применение в домашнем колдовстве”.
Книга была отпечатана на чем-то вроде ротапринта. Выпущена год назад. И даже тираж был указан — 200 экземпляров. И даже ISBN стоял! Типография только какая-то незнакомая, ООО “ТО”.
— И впрямь ботаника... Неужели печатаете свои книги в типографиях? — восхитился я.
— Бывает, — скромно сказала ведьма. — Не все же от руки переписывать...
— От руки — это еще ничего, — заметил я. — Бывает, что и кровью пишут.,.
И выудил из шкафа “Кассагар Гарсарра”.
— Своей кровью, заметьте, — сухо произнесла Алина. — Никаких гадостей!
— Эта книга — сама по себе гадость, — заметил я. — Ну-ка, ну-ка... “Наущение людей друг противу друга без лишних усердий...”
— Что вы мне пытаетесь инкриминировать? — уже раздраженно спросила Алина. — Это все... академические издания. Антиквариат. Никого я не науськивала.
— Правда? — пролистывая книгу, сказал я. — “Успокоение почечных хворей, изгнание водянки...” Допустим...
— Вы же не станете обвинять человека, читающего Де Сада, в намерении кого-нибудь замучить? — огрызнулась Алина. — Это наша история. Различные заклинания. Без деления на деструктивные и позитивные.
Я хмыкнул. В общем-то она была права. То, что здесь собраны самые различные магические рецепты, вовсе не состав преступления. К тому же... вот “Как унять роженице боли и не повредить ребеночку”. Впрочем, рядом имеются “Извести плод и не повредить

Сергей Лукьяненко и его книги

Цитаты

Даже оказавшись на правильном пути, вы рискуете сойти с него, если остановитесь хоть на минуту.
-- Уилл Роджерс

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

КНИГА IV. СТРУКТУРА ШАДАНАКАРА. ИНФРАФИЗИКА ГЛАВА 1. ОСНОВА Один из фактов, в которых религиозное сознание до сих пор не отдавало себе отчета, заключается в том, что Троичность Единого Существа, присущая Богу, как бы повторяется или воспроизводится и в некоторых из сотворенных Им монад. Грубое выражение "Дьявол - обезьяна Бога...

ЛЮБОПЫТНЫЕ НАБЛЮДЕНИЯ   За несколько минут до полуночи, Нарцисса разрешила мне пойти к великим  вратам Палат Исправления. Самаритяне уже должны были находиться по соседству. Необходимо наблюдать их возвращение, чтобы принять нужные решения.   С какими эмоциями я вернулся на дорогу, окружённую густыми и гостеприимными деревьями...

Данный текст безразличен делу Света. Ночной Дозор. Данный текст безразличен делу Тьмы. Дневной Дозор. История первая. НИЧЬЕ ВРЕМЯ Пролог Настоящие дворы исчезли в Москве где-то между Высоцким и Окуджавой. Странное дело. Даже после революции, когда в целях борьбы с кухонным рабством в домах ликвидировались кухни, на дворы никто...

Глава 3 К себе я вернулся в четыре утра. Слегка пьяный, но на удивление расслабившийся. Все-таки настолько иные люди встречаются нечасто. Работа в Дозоре приучает к излишней прямолинейности. Этот не курит и не пьет, он хороший мальчик. А этот ругается матом, он плохой. И ничего не поделать, нас в первую очередь интересуют...

НОВЫЙ ДРУГ   Как правило, предисловия, служат для того, чтобы представить авторов, восхвалить их заслуги и описать их личности.   В данном случае ситуация иная.  Воплощенным бесполезно искать доктора Андрэ Луиса в обычных справочниках.   Иногда, анонимность - законнорожденный ребенок понимания и истинной любви. Реинкарнация...