История вторая. Ничье пространство. Эпилог - страница 3 из 4

стада.
— Света... — я посмотрел на слабый свет ночника в окне. — Света, а какова магическая температура у Надюшки?
Она помедлила, прежде чем ответить.
— Ноль.
— Величайшая из Великих... — сказал я.
— Абсолютно лишенная магии... — откликнулась Светлана.
— Что нам теперь делать?
— Жить, — просто сказала Светлана. — Я Иная... и поздно изображать невинность. Беру я силу у людей, тяну из Сумрака — все равно это чужая сила. Но моей вины в этом нет.
— Света, я поеду к Гесеру. Прямо сейчас. Я уйду из Дозора.
— Знаю. Езжай.
Я встал, придержал качнувшийся гамак. Было темно и я не мог разглядеть лица Светланы.
— Езжай, Антон, — повторила она. — Нам будет трудно смотреть в глаза друг другу. Надо время, чтобы свыкнуться.
— Что там, на пятом слое? — спросил я.
— Тебе лучше не знать.
— Хорошо. Я спрошу у Гесера.
— Пусть он и отвечает... если хочет. Наклонившись, я коснулся ее щеки — она была мокрой от слез.
— Противно... — прошептала она. — Противно... быть паразитом.
— Держись...
— Я держусь.
Когда я вошел в сарай, хлопнула дверь — Светлана ушла в дом. Не включая свет я сел в машину, захлопнул дверь.
И что тут наработал дядя Коля? Заведусь или нет?
Машина завелась сразу, мягко и очень тихо заурчал дизель.
Включив ближний свет, я выехал из сарая.
Правила маскировки?
Плевать. К чему пастуху таиться от овец!
Легким пассом я открыл ворота не вылезая из машины. Выехал на улицу — и тут же газанул. Деревня казалась пустой и безжизненной. Овцам подсыпали в корм снотворного...
Машина вырвалась на проселок. Переключившись на дальний свет я вдавил газ. В опущенное стекло ударил ветер.
Нащупав на руле дистанционку, я включил плеер.
 
В этот ветреный город я вошел без плаща.
Он обвил мое горло наподобие плюща.
Змеиные кольца сковали душу мою.
Я вижу черное солнце.
Под ним я ни слезы не пролью.
Я выпадаю из роли.
Я обнаглел и не прав.
На что надеется кролик, которого глотает удав?
Змеиные кольца лишь поначалу тесны,
Я вижу черное солнце и такие же сны.
Пороков от добродетелей мне не отличить, хоть убей.
Похоже, кто-то убирает свидетелей, превращая нас в змей.
И я согласен гнить под любым флагом,
Я готов скользить по земле зигзагом,
И даже петь о любви по кадык в рвоте,
Если так нужно моей Родине.
 
Впереди, где-то у въезда на трассу, появился огонек. Прищурившись, я посмотрел сквозь Сумрак. Поперек дороги стоял переносной милицейский барьер. А рядом ждали два человека и двое Иных.
Темных Иных.
Улыбнувшись, я сбросил скорость.
 
Мой мозг — это улей, где вместо пчел муравьи.
Центр тяжести пули смещен в направленье любви.
Но змеиные кольца — это броня.
Я вижу черное солнце.
Солнце ненавидит меня.
Я мог бы сдаться без боя, попав к дьяволу в пасть.
Но я умру стоя, — кольца не дадут мне пасть.
Змеиные кольца — мой корсет и каркас.
Я вижу черное солнце.
Это вредно для глаз.
 
Остановившись у самого барьера я ждал, пока подошел гаишник, придерживающий на груди автомат. Инквизиция никогда не церемонилась, привлекая людей для оцепления.
Я протянул гаишнику права и доверенность на машину, убавил

Сергей Лукьяненко и его книги

Сергей Васильевич Лукьяненко (род. 11 апреля 1968 года, Каратау, Казахская ССР, СССР) — популярный российский писатель-фантаст. Называет свой жанр «фантастикой жёсткого действия» или «фантастикой Пути».
Первые книги Лукьяненко вышли на рубеже 1980-х — 1990-х годов. Официальный сайт Лукьяненко утверждает, что в первых произведениях Лукьяненко сильно чувствуется подражание Владиславу Крапивину и Роберту Хайнлайну, однако писатель довольно быстро перешёл к творчеству в собственном оригинальном стиле. Окончил Алма-Атинский государственный медицинский институт по специальности врач-психиатр.

Цитаты

Будь собой, прочие роли уже заняты.
--Уальд

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

ГЛАВА 5. СМЕНА ЭОНОВ Гибель того, кто безраздельно властвовал над человечеством свыше ста лет, самая необычайность, непостижимость этой гибели вызовут среди населения земного шара смятение небывалое, никаких прецедентов не имеющее. Мгновенное изъятие из Энрофа этого сверхчеловеческого мозга, единственного в своем роде, за всех...

УМЕНИЕ СЛУШАТЬ   Я искренне выразил сожаление по поводу прерванной беседы. Разъяснения Сеньоры Лауры придали мне сил.   Лизиас, с очень довольным видом, вошёл в дом.   Привет! Ещё не ушли? - спросил он, улыбаясь.   И, пока молодёжь прощалась, он заботливо пригласил меня:   Пойдёмте в сад, ведь Вы ещё не видели Луну отсюда...

Глава 5 Полдня я занимался какими-то совершенно левыми, никому не нужными делами. Наверное, вампир Костя скривил бы бледные губы и сообщил, что он думает о моей наивности... Вначале я заехал в “Ассоль”, переоделся в джинсы и простую рубашку, после чего отправился в ближайший нормальный двор — к скучным панельным девятиэтажкам....

Когда мы въехали на мост, соединяющий Левобережье с островом, где высится замок Рулх, амобилер, повинуясь моему страстному желанию оттянуть роковой момент, и вовсе пополз со скоростью обожравшейся улитки. Только что назад не пятился — надо понимать, на это мне чуть-чуть не хватало могущества. Поэтому мост мы все-таки преодолели...

ГЛАВА 3. ОТНОШЕНИЕ К ЖИВОТНОМУ ЦАРСТВУ Мы сами часто не осознаем, что утилитарный угол зрения на все существующее стал для нас чем-то вроде нашего второго Я. Все на свете расценивается исключительно сообразно тому, в какой мере оно полезно для человека. Но если нам давно уже кажется диким тот историко-культурный провинциализм,...