История первая. Ничье время. Глава 3 - страница 2 из 10

редко. Я уже проверил всех постоянных жильцов.
— Ну и?
— Пусто. Они ничего не знают о нас.
Я не стал уточнять, откуда у Кости такая уверенность. В конце концов, он высший вампир. Такие способны входить в чужой разум с легкостью опытного мага.
— Остальными шестью займусь с утра, — сказал Костя. — Но особых надежд у меня нет.
— А предположения имеются? — спросил я.
Костя пожал плечами:
— Любой здесь живущий имеет достаточно денег и влияния, чтобы заинтересовать вампира или оборотня. Слабенького, жадного... из новообращенных. Так что круг подозреваемых не ограничен.
— Сколько сейчас в Москве новообращенных низших Темных? — спросил я. И сам поразился тому, как легко у меня прозвучало “низших Темных”.
Раньше я никогда их так не называл.
Жалел.
Костя на мою фразу отреагировал спокойно. И впрямь — высший вампир. Сдержанный, уверенный в себе.
— Немного, — уклончиво сказал он. — Их проверяют, не беспокойся. Всех проверяют. И низших Иных, и даже магов.
— Завулон разволновался? — спросил я.
— Гесер тоже не образец спокойствия, — усмехнулся Костя. — Всем неприятно. Ты один легко относишься к ситуации.
— Не вижу особой беды, — сказал я. — Есть люди, знающие о нашем существовании. Их мало, но они есть. Еще один человек ситуации не меняет. Поднимет шум — мы его быстро локализуем и выставим психически больным. Такое уже...
— А если он станет Иным? — резко спросил Костя.
— Будет одним Иным больше, — я пожал плечами.
— Если он станет не вампиром, не оборотнем, а настоящим Иным? — Костя оскалился в улыбке. — Настоящим? Светлым, Темным... не важно.
— Будет одним магом больше, — снова сказал я.
Костя покачал головой:
— Слушай, Антон. Я к тебе хорошо отношусь. До сих пор. Но иногда поражаюсь — какой же ты наивный...
Он потянулся — его руки стремительно обрастали короткой шерсткой, кожа темнела и грубела.
— Займись прислугой, — сказал Костя тонким, пронзительным голосом. — Что-то почуешь — звони.
Повернув ко мне искаженное трансформацией лицом он снова улыбнулся:
— Знаешь, Антон, только с таким наивным Светлым и мог подружиться Темный...
Он прыгнул вниз, тяжело хлопнули кожистые крылья. Немного неуклюже, но все-таки быстро огромная летучая мышь полетела в ночь.
На подоконнике остался белый прямоугольник визитной карточки. Я поднял его, прочитал:
“Константин. Научно-исследовательский институт проблем крови, младший научный сотрудник”
Дальше шли телефоны — рабочий, домашний, мобильный. Домашний я даже помнил — Костя все еще жил с родителями. У вампиров семейные узы вообще крепки.
Что он имел в виду?
Откуда такая паника?
Я выключил свет, лег на матрас, посмотрел на сереющие квадраты окон.
“Если он станет настоящим Иным...”
Как появляются на свет Иные? Никто не знает. “Случайная мутация”, как выразился Лас, вполне адекватный термин. Ты родился человеком, ты жил обычной жизнью... пока кто-то из Иных не почувствовал в тебе способность входить в Сумрак и качать оттуда Силу. После этого тебя “повели”. Бережно, осторожно подводя к нужному состоянии духа — чтобы в момент сильного эмоционального волнения ты посмотрел

Сергей Лукьяненко и его книги

Сергей Васильевич Лукьяненко (род. 11 апреля 1968 года, Каратау, Казахская ССР, СССР) — популярный российский писатель-фантаст. Называет свой жанр «фантастикой жёсткого действия» или «фантастикой Пути».
Первые книги Лукьяненко вышли на рубеже 1980-х — 1990-х годов. Официальный сайт Лукьяненко утверждает, что в первых произведениях Лукьяненко сильно чувствуется подражание Владиславу Крапивину и Роберту Хайнлайну, однако писатель довольно быстро перешёл к творчеству в собственном оригинальном стиле. Окончил Алма-Атинский государственный медицинский институт по специальности врач-психиатр.

Цитаты

Что может человек в океане жизни - только утонуть, но если он превратится в капельку океана, то сольется с ним в бессмертии жизни.
-- Древняя мудрость

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

Данный текст безразличен делу Света. Ночной Дозор. Данный текст безразличен делу Тьмы. Дневной Дозор. История первая. НИЧЬЕ ВРЕМЯ Пролог Настоящие дворы исчезли в Москве где-то между Высоцким и Окуджавой. Странное дело. Даже после революции, когда в целях борьбы с кухонным рабством в домах ликвидировались кухни, на дворы никто...

ОРГАНИЗАЦИЯ СЛУЖБЫ   После нескольких недель активного лечения, я впервые покинул палату в сопровождении Лизиаса.   Зрелище, происходящее на улице произвело не меня огромное впечатление. Широкие аллеи, украшенные лиственными деревьями. Свежий воздух и атмосфера глубокого душевного спокойствия. Не было никаких признаков безделья...

Смирение это то, что помогает нам принять. Принять нашу судьбу, принять тот путь, который нам дан Свыше. Принять то, что возможно мы ещё пока, не способны понять. Смирение это послушание и подчинение Высшим. Смирение это выполнение своей миссии, своей программы жизни. Смирение это принятие того, факта, что всё, что нам даётся,...

ГЛАВА 2. ВНЕШНИЕ МЕРОПРИЯТИЯ Заговорив о проблеме воспитания человека облагороженного образа и о связанных с этим проблемах преобразования государства в Братство, а планеты - в сад, я временно выключил из поля зрения другую огромную проблематику. Это - проблематика тех внешних социально-политических, экономических и культурных...

Дэн Миллмен — талантливый гимнаст колледжа, мечтающий о выступлении на Олимпийских играх. У него всё есть: награды, друзья по команде, быстрые мотоциклы, девушки и бесшабашные вечеринки. Мир Дэна переворачивается с ног на голову, когда он встречает загадочного незнакомца по имени Сократ, у которого достаточно возможностей, чтоб...