Чуб земли. История, рассказанная сэром Максом из Ехо, часть 7

Ужас и отчаяние, захлестнувшие меня, были столь велики, что мгновенно переполнили тело, перехлестнули через край да и вылились, как игристое вино из неосторожно открытой бутылки, а меня затопила звенящая, зудящая, тошнотворная пустота, от которой пересыхает во рту и темнеет в глазах, а вполне естественные вопросы: «Как? Почему? За что?» — липкими комьями застревают в горле, да так, что ни вдохнуть, ни выдохнуть, ни крикнуть, ни промолчать — все, абсолютно все становится невозможно.
— Что вы, сэр Макс? — мягко спросил Гуриг. — Думаете, они умерли? Это вряд ли. До сих пор мои спутники всегда оставались живы. Уверен, ребята просто спят, так что все в порядке. Эта земля всякий раз находит какой-нибудь интересный способ вывести моих спутников из игры в самый последний момент. Но чтобы уснуть, искупавшись в радуге, — такого еще на моей памяти не было…
— Вывести из игры, значит, — повторил я. — Интересный способ! Ну-ну… Вы бы хоть заранее предупредили, что ли.
Больше всего на свете мне хотелось дать Его Величеству по морде. Но мы слишком далеко ушли от Болота Гнева, так что отвести душу не было решительно никакой возможности.
— Пожалуйста, поверьте мне: все в порядке, — настойчиво повторил Король. — Чем скорее вы успокоитесь, тем лучше — если уж так вышло, что вы не заснули… И не нужно ничего объяснять, я видел, как радуга от вас удирала. Возможно, это следует расценивать как приглашение… Впрочем, если вы не возражаете, я бы провел еще один эксперимент. Пожалуйста, попробуйте искупаться вон в том радужном пятне.
Лезть в эту грешную радугу, а потом падать замертво на траву мне, мягко говоря, не слишком хотелось. Я бы предпочел с утробным воем броситься прочь, не разбирая дороги, и завершить свою карьеру в каком-нибудь отдаленном овраге, куда я, несомненно, рано или поздно свалился бы, мне только волю дай.
Именно тогда я и понял, чем отличается Король от остальных людей: я просто не смог ему возразить. Если бы аналогичный приказ мне отдал сэр Джуффин Халли, которому я верил куда больше, чем самому себе, я бы отказался наотрез, на худой конец закидал бы его истерическими вопросами, требовал бы гарантий безопасности — словом, приложил бы все мыслимые и немыслимые усилия, чтобы спасти свою тушку от контакта с опасной радугой. Но вежливую просьбу его Величества Гурига Восьмого я выполнил беспрекословно, не задавая вопросов и не откладывая это сомнительное удовольствие на потом. Безропотно шагнул к радужному пятну. Оно повело себя в точности как столб: подождало, пока я подойду поближе, дернулось и отскочило.
— Можно не продолжать, — кивнул Король. — И так все ясно. И что мне с вами делать? Можно попробовать отослать вас отсюда, но далеко уйти вы все равно не успеете, даже если бегом, так что и пробовать не станем… Можно было бы вас аккуратно оглушить, но этого я как раз не умею. Лаюки умеет, а я — нет, так что и говорить не о чем…
— Если мое мнение хоть что-нибудь значит, я хотел бы остаться в живых, — вежливо сказал я. — Все остальное на ваше усмотрение.
Сейчас это звучит как не слишком удачная шутка, но тогда я был совершенно

Цитаты

Любить - значит видеть чудо, невидимое для других.
-- Франсуа Мориак

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

НОВЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ   Обдумывая ласковые и мудрые советы матери Лизиаса, я сопровождал Рафаэля, глубоко убеждённый в том, что иду не просто наблюдать, а иду учиться и выполнять полезную деятельность.   Пока мы шли к месту, где Министр Генесио ожидал меня, я с удивлением отмечал великолепный внешний вид новой области. Я молча...

§4. Потенциальная иерархия идеального мира раскрывается в космосе. Принцип индивидуальности и принцип группы. Н. В. Бугаев.   Космос есть единый организм и, как всякий организм, он имеет и свою внутреннюю сущность и свое тело. Согласно Плотину, — «так как мы говорим, что мир не начал быть во времени, а существовал вечно, то мы...

Даниил Андреев Роза мира Эта книга о судьбах России и мира, человека и человечества - одна из самых фантастичесских и неожиданных в сокровищнице русской философии и литературы. "Роза Мира" - поистине уникальный труд, созданный Даниилом Андреевым в каменном мешке Владимирской тюрьмы, свидетельствует о небывалой силе...

Туланский детектив История, рассказанная леди Меламори Блимм   Это были, прямо скажем, невеселые времена. Сперва они были просто трудные: куда-то запропастился Господин Почтеннейший Начальник Тайного Сыска, сэр Джуффин Халли, и нам пришлось учиться обходиться без него. Выучились, чего уж там. В один прекрасный день шеф внезапно...

ГЛАВА 2. ХРИСТИАНСКИЙ МИФ И ПРАРОССИАНСТВО Сколько-нибудь подробный разбор общего, в высшей степени широкого и сложного вопроса о метаисторическом значении православной церкви и, тем более всего христианского мифа, это тема для многотомного труда или даже для целого цикла работ. Но ясно и естественно, что внутренняя мистическая...