Цитаты из фильма "Небо над Берлином"

Не знаю, существует ли судьба. Но я знаю, что существует возможность принять решение.

 
 
Закрыть глаза… И там, в глубине, за закрытыми глазами, еще раз закрыть глаза.
Тогда оживают даже камни.
 
 
Вы!
Вы, кого мы так любим: вы не видите нас, вы не слышите нас, вы считаете, что мы от вас так далеко, а ведь мы так близко!
 
 
Светильник для тела есть око,
Итак, если око твое будет чисто, то и все твое тело будет светло.
Если же око твое будет худо, то все тело твое будет темно.
 
 
Время лечит все. А если само время и есть болезнь?
 
 
У вас, у зрячих слишком много красок, для того что бы знать что такое время.
 
 
Времени не хватает!
Это первое. Для труса время будет трусливым, для героя-героическим. Для шлюхи время-очередной обман. Если ты добрый, то и время твое доброе. Если ты торопишься, то время летит. Время-слуга, если ты его хозяин. Время твой Бог, если ты его собака. Мы создатели времени, жертвы времени и убийцы времени. Время безвременно. Это второе.
А ты, Кассиэль, часы!
 
 
Она тебя никогда не любила, а ты делаешь вид, что тебя любят.
Радуйся, что тебя забыли. Ты наконец свободен.
 
 
Когда ребёнок был ребёнком, он терпеть не мог шпинат, зелёный горошек, рисовую кашу и варёную цветную капусту, теперь он всё это ест, и не потому что его заставляют.
Когда ребёнок был ребёнком, он однажды проснулся в чужой постели, а теперь это происходит с ним постоянно.
… тогда многие люди казались ему красивыми, а теперь лишь некоторые.
… он имел ясное представление о рае, а теперь он о нём лишь догадывается.
… тогда он не думал о небытие, а теперь трепещет перед ним.
Когда ребёнок был ребёнком, его жизнь была вдохновенной игрой, а теперь вдохновение иногда посещает его во время работы…
 
 
Когда ребёнок был ребёнком, он ходил, опустив руки, он хотел, чтобы ручеёк был рекой, река бурным потоком, а эта лужа – морем.
Когда ребёнок был ребёнком, он не знал, что он ребёнок, всё его воодушевляло, и все души сливались в единое целое.
Когда ребёнок был ребёнком, у него не было ни суждений, ни привычек, часто он садился, скрестив ноги, а потом срывался и бежал, у него были густые вихры, и он корчил рожи, когда его фотографировали.
 
 
Когда ребенок был ребенком, это было время вопросов. Почему я — это я, и почему я — не ты? Почему я здесь, почему не там? Когда началось время и когда кончается пространство? Может быть, наша жизнь под солнцем — это только лишь сон? Может быть, то, что я вижу, слышу, чувствую, это только мираж вора в этом мире? Существует ли на самом деле зло, и есть ли по настоящему злые люди? Как получается, что до того, как я стал тем, кто я есть, меня не было, и что однажды я перестану быть тем, кто я есть?

Цитаты

Что может человек в океане жизни - только утонуть, но если он превратится в капельку океана, то сольется с ним в бессмертии жизни.
-- Древняя мудрость

гост исо 9000 Поможем куплю диплом цена у нас не дорого, заходите.

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

Глава 7 Смешная компания — юноша-вампир из Дневного Дозора, два Инквизитора и Светлый маг. И все мирно сидят в большой пустой квартире, ждут, пока в микроволновке вскипит вода для растворимого кофе. Я даже Косте позволил войти — и теперь он сидел на том же подоконнике, но с внутренней стороны. Одному Витезславу не сиделось. —...

СЛУЖБА   После завершения вечерней коллективной молитвы, Тобиас включил приёмник, чтобы услышать о самаритянах, которые действовали в Преддверии.   Испытывая крайнее любопытство, я знал, что группа сотрудников этой природы общалась с арьергардами в договорные часы.   Я чувствовал себя очень уставшим от затраченных усилий, но...

КНИГА VIII. К МЕТАИСТОРИИ ЦАРСТВА МОСКОВСКОГО ГЛАВА 1. СМЕНА УИЦРАОРОВ Демиург сверхнарода снимает свое благословение с демона государственности, когда деятельность последнего начинает диктоваться только его черным ядром. В этот же момент в историческом слое лишается демиургической инвольтации и человекоорудие уицраора. Это -...

Симони повернулся и последний раз окинул взглядом Движущуюся Черепаху. Под панцирем скорчившись сидели тридцать человек. Настоящая машина смерти. Стоящий внизу капрал отдал честь. – Стрелка достигла нужного деления, сержант. Засвистел бронзовый свисток. Симони взялся за рулевые канаты. «Вот какой должна быть война, – подумал он...

Амулет Мира, хранившийся в Гробницах Атуана под защитой Верховной Жрицы Тар, столетиями служил в Земноморье залогом Равновесия между людьми и драконами. Но после жестокого и вероломного нападения Амулет оказался расколотым, и одна из его частей бесследно исчезла. У Земноморья есть лишь одна надежда защититься от порабощения...