Цитаты из фильма "Начало"

Разум объекта всегда может проследить за рождением идеи; истинное вдохновение невозможно подделать.

 
 
Говорят, мы используем лишь часть истинного потенциала нашего мозга, но это когда мы бодрствуем. Когда же мы спим, наш мозг способен практически на все.
 
 
— Они приходят сюда поспать?
— Нет. Они приходят, чтобы их разбудили. Сон превратился для них в реальность
 
 
Положительные эмоции всегда затмевают отрицательные. Мы все жаждем примирения, катарсиса.
 
 
Откуда мне знать, что вы не врете?
— Ниоткуда. Но я не вру.
 
 
— Ты никогда не любил свой кабинет, да?
— Там слишком тесно, чтобы думать.
 
 
— Кто захочет застрять во сне на 10 лет?
— Зависит от сна.
 
 
Я — единственное, во что ты все еще веришь.
 
 
Твой разум — место преступления.
 
 
То зерно, что мы поместим в мозг этого человека, вырастет в виде идеи, которая поглотит его. Она может изменить практически всю его жизнь.
 
 
Какой самый живучий паразит? Бактерия? Вирус? Кишечный глист? Идея. Она живучая и крайне заразная; стоит идее завладеть мозгом, избавиться от нее практически невозможно. Я имею виду сформировавшуюся идею, полностью осознанную, поселившуюся в голове.
 
 
Мы никогда особо не помним начало сна, ведь так? Мы всегда оказываемся внутри того, что происходит.
 
 
Нельзя ничего воссоздавать из памяти! Всегда создавай новые места.
— Разве не нужно исходить из того, что знаешь?
— Только в деталях: уличный фонарь или телефонная будка, но не целые места!
— Почему?
— Потому что, создавая сон из воспоминаний, легко потерять восприятие того, что реально, и что сон.
 
 
— Не думайте о слонах. О чём вы сейчас думаете?
— О слонах.
 
 
Идея она как бактерия. Её сила так же велика. Любая даже самая маленькая её крупица способна либо навсегда стать частью тебя, либо уничтожить.
 
 
Идея не бывает простой, когда ее нужно поместить в чью-то голову.
 
 
Главное правило реальности — не запутаться в своих иллюзиях.
 
 
Сны более чем реальны, когда мы в них находимся, и, только проснувшись, осознаем, насколько они необычны!
 
 
Ты ждешь поезда. Поезда, который увезет тебя далеко. Ты знаешь, куда хотела бы поехать, но, куда увезет поезд, не знаешь. Но тебе все равно, потому что мы вместе.
 
 
Какой самый живучий паразит? Идея. Идея человеческого разума может преображать города. Одна единственная идея способна переписать правила и все изменить. Идея – единственная ценность, которую я должен украсть.
 
 
Никогда не позволяйте своей памяти расслабляться. Всегда вспоминайте разные места.

Цитаты

Многие стоят у источника, но не могут напиться.
--"Апокрифы древних христиан" Ев. от Фомы ст.117

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

Маленькая девочка по имени Мэри - главная героиня картины. Ее родители умерли и малышка осталась сиротой. Девочке пришлось переехать в Великобританию, где ее опекуном стал дядя Арчибальд. Дядя живет в огромном доме, возле которого находится очень интересный и удивительный сад. Вскоре девочка поняла, что в этом саду скрывается...

КОЛЛЕКТИВНАЯ МОЛИТВА   Хотя меня и перевозили словно раненного, я воспринимал картину, разворачивающуюся перед моим взором.   Кларенсио, который опирался на посох из светящийся субстанции, задержался перед огромными вратами, расположенными прямо в высоких стенах, которые были украшены грациозной цветочной лозой. После того,...

КЛАРЕНСИО    - Самоубийца! Самоубийца! Преступник! Бесчестный! - подобные крики окружали меня со всех сторон. Где же находились эти безжалостные мучители?Иногда, мне случайно удавалось неясно разглядеть их, ускользающих в плотном мраке, и когда мое отчаяние достигало предела, я атаковал их, мобилизовав все свои оставшиеся силы...

Зверья мне не обломилось, так что сухарь пришлось скрошить птицам, а шоколад слопать самостоятельно. Зато и приключений на свою задницу я не обрел. В дом вернулся довольным и благодушным — если бы внешность человека менялась в зависимости от настроения, быть бы мне плюшевым медвежонком. Впрочем, по сравнению с моими спутниками...

Брута словно прилип к мачте. Некоторое время спустя рядом с ним на бухту троса опустился матрос и с интересом посмотрел на юношу. – Можешь ее отпустить, святой отец, она сама прекрасно стоит. – Море… Волны… – пробормотал Брута, стараясь не открывать рот, хотя блевать уже было нечем. Матрос задумчиво сплюнул. – Ага, – кивнул он...