Цитаты из фильма "Начало"

Разум объекта всегда может проследить за рождением идеи; истинное вдохновение невозможно подделать.

 
 
Говорят, мы используем лишь часть истинного потенциала нашего мозга, но это когда мы бодрствуем. Когда же мы спим, наш мозг способен практически на все.
 
 
— Они приходят сюда поспать?
— Нет. Они приходят, чтобы их разбудили. Сон превратился для них в реальность
 
 
Положительные эмоции всегда затмевают отрицательные. Мы все жаждем примирения, катарсиса.
 
 
Откуда мне знать, что вы не врете?
— Ниоткуда. Но я не вру.
 
 
— Ты никогда не любил свой кабинет, да?
— Там слишком тесно, чтобы думать.
 
 
— Кто захочет застрять во сне на 10 лет?
— Зависит от сна.
 
 
Я — единственное, во что ты все еще веришь.
 
 
Твой разум — место преступления.
 
 
То зерно, что мы поместим в мозг этого человека, вырастет в виде идеи, которая поглотит его. Она может изменить практически всю его жизнь.
 
 
Какой самый живучий паразит? Бактерия? Вирус? Кишечный глист? Идея. Она живучая и крайне заразная; стоит идее завладеть мозгом, избавиться от нее практически невозможно. Я имею виду сформировавшуюся идею, полностью осознанную, поселившуюся в голове.
 
 
Мы никогда особо не помним начало сна, ведь так? Мы всегда оказываемся внутри того, что происходит.
 
 
Нельзя ничего воссоздавать из памяти! Всегда создавай новые места.
— Разве не нужно исходить из того, что знаешь?
— Только в деталях: уличный фонарь или телефонная будка, но не целые места!
— Почему?
— Потому что, создавая сон из воспоминаний, легко потерять восприятие того, что реально, и что сон.
 
 
— Не думайте о слонах. О чём вы сейчас думаете?
— О слонах.
 
 
Идея она как бактерия. Её сила так же велика. Любая даже самая маленькая её крупица способна либо навсегда стать частью тебя, либо уничтожить.
 
 
Идея не бывает простой, когда ее нужно поместить в чью-то голову.
 
 
Главное правило реальности — не запутаться в своих иллюзиях.
 
 
Сны более чем реальны, когда мы в них находимся, и, только проснувшись, осознаем, насколько они необычны!
 
 
Ты ждешь поезда. Поезда, который увезет тебя далеко. Ты знаешь, куда хотела бы поехать, но, куда увезет поезд, не знаешь. Но тебе все равно, потому что мы вместе.
 
 
Какой самый живучий паразит? Идея. Идея человеческого разума может преображать города. Одна единственная идея способна переписать правила и все изменить. Идея – единственная ценность, которую я должен украсть.
 
 
Никогда не позволяйте своей памяти расслабляться. Всегда вспоминайте разные места.

Цитаты

Ты пришёл не для того чтобы делать выбор, ты его уже сделал. Ты здесь для того, чтобы понять почему ты его сделал.
--МАТРИЦА-2

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

Глава 5  Ведьма Арина варила зелья — как и положено работящей ведьме в своем лесном домишке. Стояла у русской печки с ухватом, в котором парил зеленоватыми клубами чугунный горшок. И бормотала:  Белый дрок и бересклет. Горсть песка с обрыва. Вереск, зяблика скелет. Гной из-под нарыва...   Мы с Эдгаром вошли и стояли у дверей —...

Введение "Пациенту" — с любовью Интерес, проявляемый ко многим новым и неортодоксальным методам лечения, в последние годы растет. Всё больше и больше практикующих целительство заявляют, что способны успешно лечить многие формы заболеваний, до сих пор ставивших в тупик ортодоксов. Похоже, мало сомнений в том, что некоторые из...

КНИГА IV. СТРУКТУРА ШАДАНАКАРА. ИНФРАФИЗИКА ГЛАВА 1. ОСНОВА Один из фактов, в которых религиозное сознание до сих пор не отдавало себе отчета, заключается в том, что Троичность Единого Существа, присущая Богу, как бы повторяется или воспроизводится и в некоторых из сотворенных Им монад. Грубое выражение "Дьявол - обезьяна Бога...

ГЛАВА 3. МИССИИ И СУДЬБЫ (ПРОДОЛЖЕНИЕ) Освещая - насколько я могу осветить - в главе о средних мирах Шаданакара характер связи между человечеством и сакуалой Даймонов, я упомянул о расе метапрообразов, обитающей подле даймонов и имеющей большое значение для понимания некоторых произведений искусства Энрофа. Лев Толстой - отец...

Ворбис все еще сидел в своей каюте, когда запыхавшийся Брута постучал в его дверь. Ответа не последовало. Подумав немного, Брута решил войти. Никто не видел, чтобы Ворбис читал. Он писал, это было очевидно, хотя бы по знаменитым Письмам – впрочем, этого тоже никто не видел. Оставаясь один, он проводил время, уставившись в стену...