История третья. Ничья сила. Глава 6 - страница 4 из 8

Не нужна мне эта власть! Я — вампир! Понимаешь? Я изгой! Хуже любого Иного! Я не хочу быть самым сильным изгоем! Я хочу быть обычным! Я хочу стать как все!
— Но “Фуаран” не позволяет превратить Иного в человека... — пробормотал я.
Костя захихикал. Покачал головой:
— Ау! Антон, включи голову! Тебя накачали силой и отправили меня убивать, я знаю. Но ты вначале подумай, Антон! Пойми, чего я хочу!
Скрипнула дверь за спиной. Вышел Лас. Смущенно уставился на меня, потом покосился на Костю.
Костя покачал головой.
— Не вовремя? — оценив ситуацию, сказал Лас. — Извините, уже ухожу.,.
— Стой, — сухо произнес Костя. — Ты очень даже вовремя.
Лас застыл. Я не уловил приказа в голосе Кости, но он, похоже, был.
— Натурный эксперимент, — сказал Костя. — Гляди. как это делается...
Он сильно встряхнул дипломат, замки послушно открылись, чемоданчик раскрылся и из него тяжело, солидно вылетела книга.
“Фуаран”.
Переплет и впрямь был кожаный — серовато-желтый. И уголки заделаны медными треугольниками. А еще — затейливый замочек, не дающий книге раскрыться.
Костя поймал книгу одной рукой, с удивительной ловкостью раскрыл — будто не фолиантом в пару килограммов весом орудовал, а газету разворачивал. Выпустил дипломат, звонко скребнувший бетон.
— Здесь, в основном, всякая лирика, — ухмыльнулся Костя. — Хроника неудачных экспериментов. Рецепт в конце... он совсем простой.
Свободной рукой Костя достал из заднего кармана джинсов металлическую фляжку. Отвернул колпачок — и капнул прямо на раскрытую страницу.
Чего я жду?
Что он собирается сделать?
Все во мне сейчас кричало — атакуй! Пока он отвлекся — бей в полную силу!
Но я ждал, завороженный зрелищен.
Капля крови исчезала со страницы. Таяла, исходила бурым дымком. А книга... книга начала петь. Давящий звук., похожий на горловое пение — вроде и человеческий голос, и нет в нем ничего осмысленного.
— Тьмой и Светом... — сказал Костя, глядя в открытые страницы. Он видел там что-то, недоступное мне. — Ом... Мриганкандата гаури... Аучитья дхвани... Моей волей... Мокша гаури...
Голос книги — у меня не было сомнений, что звучит именно книга, стал сильнее. Заглушил голос Кости, слова заклинания — и русские, и те, древние, на которых был написан “Фуаран”.
Костя повысил голос — будто пытался перекричать книгу.
До меня донеслось лишь последнее слово — опять “ом”.
Пение прервалось на резкой, диссонансной ноте.
За спиной выматерился Лас. И спросил:
— Что это было?
— Море, — ухмыльнулся Костя. Нагнулся, поднял дипломат, спрятал туда и книгу, и фляжку. — Целое море новых возможностей.
Я повернулся, уже зная, что увижу. Прищурился, ловя зрачками тень собственных ресниц.
Посмотрел на Ласа сквозь Сумрак.
Аура неинициированного Иного была совершенно явственной. Добро пожаловать в нашу дружную компанию.,.
— Вот так это работает на людях, — сказал Костя. На лбу у него выступили капельки пота, но он выглядел очень довольным. — Вот так.
— Так чего же ты хочешь? — спросил я.
— Я хочу быть Иным среди Иных, — сказал Костя. — Я хочу, чтобы все это прекратилось... Светлые и Темные, Иные и люди,

Сергей Лукьяненко и его книги

Награды и премии
Лауреат премий «Аэлита» (1999), «Звёздный мост» (1999, 2000, 2001, 2002, 2003, 2004, 2009), Платиновый Тарлан (2005), премии имени Александра Грина (2010). Многократный лауреат премии «Странник» в различных номинациях. «EuroCon» (2003). «Corine» (2007).

Цитаты

Чтобы делать что-то иначе, надо уметь и видеть иначе.
-- Пол Эллер, глава корпорации "Ксерокс"

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

32-х летняя Эрика Стрэйндж считает прожитые годы неудачными, из-за неправильных решений, принятых в прошлом. Успешные родственники, коллеги по бывшей работе, откуда ее уволили, считают Эрику неудачницей и заставляют ее обратиться к психотерапевту Тому. Доктор Том, любящий ошеломить пациента известными и неизвестными цитатами...

Макс Фрай Чуб земли. Туланский детектив Хроники Ехо – 1 Много историй о Тайных сыщиках из Ехо было рассказано; еще больше историй осталось общим достоянием автора и персонажей. Некоторые дела, покоившиеся до поры до времени под грифом "Совершенно секретно", прошлое Кеттарийского Охотника и его старших товарищей, воспоминания...

ПРИЗНАНИЯ   Речь матери утешила меня и придала сил.  Мама, говоря о службе, рассматривала её как благословение в боли и трудностях, которое предоставляет кредит радости и возвышенных уроков. Неожиданное и невыразимое чувство удовлетворения охватило мой Дух. Эти понятия странным образом придали сил моей душе. Я чувствовал себя...

§17. Основная антиномия человека, сопряженность в нем двух различных иерархий, трагедия как основной закон жизни   На пути предыдущего изложения мы установили, что именно в идее человека органически объединяются Горнее с Дольним, трансцендентное с имманентным, инволюционирующая иерархия духа с эволюционирующей иерархией...

17. Формы или познаются, или нет, в зависимости от степени раскрытия качеств воспринимающего сознания. Самый искусный перевод принадлежит Чарльзу Джонстону: «Объект воспринимается или же не воспринимается в зависимости от того, окрашен ум цветом объекта или нет». То, что мы видим зависит от того, каковы мы сами; в других формах...