Книга 9. К метаистории Петербургской империи. Глава 3. Снятие санкции - страница 7 из 8

на какой именно год падает момент прояснения, момент отчетливого понимания, что последний отблеск божественных лучей над помазанником и над всей империей погас, у меня нет данных. Очевидно только, что это произошло в конце царствования.

Но пока этого не совершилось, его религиозная жизнь требовала какого-то действия, видного всем, какого-то увековечивания его горячей веры, как бы благодарственной хвалы Богу за те героические дни борьбы с иноземным завоевателем, когда он чувствовал (всего какой-нибудь год из двадцати пяти лет царствования), что он делает именно то, чего хочет от него Бог. И он приступил к выполнению своего обета, к сооружению храма в память Отечественной войны. На конкурсе проектов его поразил необыкновенный архитектурный эскиз: могучие лестницы, поднимающиеся от реки, глубокие пещерные залы - усыпальницы павших на Бородинском поле, за рядами тяжелых колонн таящиеся в обрыве высокой прибрежной гряды; над ними, уже на гребне просторный и торжественный храм, а еще выше - подобно золотой вершине вознесенная в синеву великолепная ротонда с царственным куполом. Это был проект Александра Витберга - молодого, почти никому не известного, даже не питомца Академии художеств. И в императоре заговорил тот, чье тончайшее художественное чутье, высокий вкус и эстетическая окрыленность способствовали подъему русской архитектуры до ее зенита, а столицу превратили в один из красивейших городов мира. Проект был высочайше утвержден мимо всех проектов прославленных академиков, и в 1817 году в Москве на Воробьевых горах, при стечении пятисот тысяч человек, после торжественного молебствия с участием нескольких сот иерархов церкви, в присутствии царя, был заложен храм Тела, Души и Духа.

Но год проходил за годом, а замысел не воплощался. Песчаный грунт Воробьевых гор не мог выдержать тяжести столь грандиозного сооружения. Витберг был отстранен от руководства строительством, работы приостановлены. На Воробьевых горах по-прежнему шумели березы и шелестели пустынные поля.
А он?

Внутренняя тревога гнала его с места на место, из одного дворца в другой, из города в город. В распутицу и метель, в стужу и зной мчалась, пугая прохожих, императорская карета по полудиким губерниям, по жалким приземистым городам, по штампованным на одно лицо военным поселениям. Один за другим восходили и опускались за свинцовый горизонт годы скорбной и уединенной работы духа внутри самого себя.

Но человека с таким душевным строем, каким был Александр, человека, чья совесть истекала кровью, как от величайшего преступления, от того, через что другой перешагнул бы, не замечая; человека, убедившегося за двадцать лет царствования в невозможности озарения государственности светом высших начал; человека, осознавшего на своих плечах тяжесть религиозного и этического долга за всю династию и за всю страну; человека, издавна задумывавшегося над высшей правдой иноческого пути и, следовательно, над искупительным смыслом отречения от престола, - такого человека эта работа духа неотвратимо должна была привести к выводу, переворачивающему жизнь в самых ее основах и

Цитаты

Если ты можешь это вообразить, ты можешь это осуществить.
-- Уолт Дисней

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

ГРАЖДАНИН "НАШЕГО ДОМА"   На вторую ночь, я чувствовал себя невероятно усталым. Я начал понимать ценность духовного питания, через любовь и взаимное понимание. В Нашем Доме, я провел несколько дней активной службы, без общего питания, в порыве обучения, которому многие из нас посвящали себя. Мне было достаточно лишь...

Когда мы въехали на мост, соединяющий Левобережье с островом, где высится замок Рулх, амобилер, повинуясь моему страстному желанию оттянуть роковой момент, и вовсе пополз со скоростью обожравшейся улитки. Только что назад не пятился — надо понимать, на это мне чуть-чуть не хватало могущества. Поэтому мост мы все-таки преодолели...

Майкл был в пути уже более двух часов, когда заметил, что поднимается ветер, а небо затягивается тучами. «Ничего себе! - подумал он. - Бура в раю». В последний час ноша совсем утомила путника, и он все чаще останавливался передохнуть. Вещи были не только тяжелыми, но и неудобными! Все это очень утомило Майкла, и он уже начал...

Доктор Этан Пауэлл - антрополог с мировым именем, который бесследно пропал в дебрях Африки, куда он отправился изучать семейство диких горилл. Через два года его все-таки находят, но его состояние внушает серьезное опасение - Пауэлл убивает троих человек, после чего его помещают в психиатрическую клинику строгого режима....

ГЛАВА 5. СМЕНА ЭОНОВ Гибель того, кто безраздельно властвовал над человечеством свыше ста лет, самая необычайность, непостижимость этой гибели вызовут среди населения земного шара смятение небывалое, никаких прецедентов не имеющее. Мгновенное изъятие из Энрофа этого сверхчеловеческого мозга, единственного в своем роде, за всех...