Книга 8. К метаистории царства Московского. Глава 2. Эгрегор православия и инфрафизический страх - страница 7 из 8

строя достиг в XIX веке такой глубины, что на его фоне даже исполненная противоречий, сложно эволюционировавшая личность Пушкина, прошедшего через противоположные полюсы религиозных и политических воззрений, кажется нам, однако, цельной сравнительно с душевным обликом его современников и потомков.

Под знаком внутренней дисгармонии стоит почти все культурное творчество XIX века. Только к концу его намечается один из путей ее преодоления - преодоления, однако, ущербного и чреватого еще более глубокими катастрофами - и в общеисторическом плане, и в плане личной эсхатологии, то есть посмертной судьбы человеческих шельтов. Я разумею здесь то колоссальное движение, у истоков которого возвышаются фигуры Плеханова и Ленина.

Способность к одновременному созерцанию противоположных духовных глубин оказывалась не чем иным, как соответствовавшим новому культурному возрасту нации проявлением в духовной сфере исконной русской способности к неограниченному размаху: тому самому размаху, который во времена примитивных и цельных натур выражался психологически - в слитности душевного склада с ширью необозримых лесов и степей, эмоционально - в богатырской удали, а исторически - в создании монолитной державы от Балтики до Тихого океана. Печорины и Пьеры Безуховы, Ставрогины и Иваны Карамазовы, герои "Очарованного странника" и "Преступления и наказания" - внуки землепроходцев и опричников, иноков и разбойников, казачьих атаманов и сжигавших самих себя раскольников; только разный культурный возраст и разные, следовательно, сферы размаха.
Это вело к культурному и трансфизическому расширению границ личности - факту, слишком очевидному, чтобы нуждаться в каких-либо иллюстрациях или комментариях.

Что же касается борьбы мысли за осмысление метаисторического опыта, то этим, в сущности, были заняты все выдающиеся русские умы XIX столетия, и это несмотря на то, что самое понятие метаистории оставалось еще несформулированным и даже неосознанным. Разве в размышлениях Белинского по поводу новой русской литературы не чувствуется усилий прочесть историю как систему видимых знаков некоего невидимого духовного процесса? Разве в не имеющей равных исторической эпопее Льва Толстого народные массы и их вожди не становятся проявлениями и даже орудиями запредельных сил? Разве в исторических концепциях Достоевского не брезжит непрерывно этот потусторонний свет, превращающий исторические перспективы в сдвинутые, опрокинутые, странные и завораживающие перспективы метаистории? Станет ли кто-нибудь отрицать этот духовный угол зрения на национальное прошлое в полотнах Сурикова, в народных драмах Мусоргского? - Я ограничиваюсь указанием только на корифеев XIX века: перечисление имен меньшего масштаба потребовало бы специальной главы.

Итак, все пять признаков разбираемого процесса, которые я указал страницей ранее, оказываются налицо. Мы убеждаемся, что процесс, возникший в незапамятные времена опричнины, - процесс переживания обоих полюсов трансфизического мира, познания их и осмысления, переходя из фазы в фазу, к XX веку достигает высоты гениальных художественных

Цитаты

Ты пришёл не для того чтобы делать выбор, ты его уже сделал. Ты здесь для того, чтобы понять почему ты его сделал.
--МАТРИЦА-2

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

Сюжет ленты расскажет о герцоге, который готовится вступить в должность британского короля Георга VI, отца нынешней королевы Елизаветы II. После того, как его брат отрекается от престола, герой неохотно соглашается на трон. Измученный страшным нервным заиканием и сомнениями в своих способностях руководить страной, Георг...

ВСТРЕЧА С ФРАНЦИСКО   Пока Нарцисса утешала расстроенного больного, мне сообщили о том, что меня вызвали по устройству городской связи.   Это была Сеньора Лаура, которая хотела получить от меня известий. В самом деле я забыл предупредить её о своём решении остаться на ночную службу. Я попросил прощения у моей благодетельницы, и...

Начальник полярной станции Сергей и молодой стажер Павел — одни на острове в Северном ледовитом океане. Подходит к концу их вахта. Впервые за много лет Сергей окажется на материке, где его дожидается семья. Окончится летняя практика Павла, а он не испытал и сотой доли тех приключений, на которые рассчитывал, отправляясь в...

Франсиску Кандиду Ксавьер Наш дом. Жизнь в духовном мире Когда работник готов, появляется работа.   Медиумическая книга, написанная под диктовку Духа Андрэ Луиса   Дорогой читатель:   Эта работа была изначально выпущена Спиритической Федерацией Бразилии на португальском языке, и количество изданных экземпляров...

Остросюжетная философская драма. Судьба сводит в аэропорту пятерых пассажиров. Они все летят на одном рейсе, но рейс задерживается. У каждого есть причина спешить. Выделенный для них почтовый самолет терпит катастрофу и падает в заброшенный карьер. Люди понемногу приходят в себя и хотят вернуться к нормальной жизни. Но им это...