Книга 8. К метаистории царства Московского. Глава 1. Смена Уицраоров - страница 5 из 11

такое же молодое, как сама Россия, и также вступившее на путь воинственного расширения.

В связи с излагаемой концепцией это государство понуждает заговорить о нем лишь один раз, именно теперь. Разумеется, какие-либо соображения по поводу столь обширной и сложной темы, как метаистория Польши, были бы здесь неуместны; да я и не имею на них никакого права. Совершенно необходимо лишь одно: указать на существование под государственностью этой страны в ту эпоху некоего инфрафизического существа, которое я решаюсь назвать, не вдаваясь в детализацию, уицраором Польши. Сложные отношения, связывавшие это молодое и слабое, но уже обуреваемое претензиями существо с воинствующим демоном папства, способствовали кристаллизации в польских правящих кругах определенного умонастроения. Оно сводилось к весьма эмоциональной идее создания сильной державы на восточной окраине католической цивилизации за счет и против России. Как идеал рисовалась возможность искоренения в России православной культуры, подпадение этой страны под власть польской государственности и включение русских как малой и отсталой нации в число сателлитов романо-католического сверхнарода.

В поисках человеческой личности, способной стать его временным орудием, уицраор Польши обнаружил в Энрофе существо, еще совершенно безвестное, но глубоко убежденное в своих правах на российский престол и готовое ради достижения этой цели на союз хотя бы с самим чертом.
Способствовать уяснению вопроса о происхождении и настоящем имени этого человека метаисторическое созерцание, само собой разумеется, не может. Оно может в данном случае привести лишь к одному: обнаружению в существе незнакомца некоего компонента, который обладал незыблемой уверенностью в своей органической связи с ранее царствовавшей в России династией, в своих правах на занятый узурпатором трон и в долге мщения этому узурпатору.

Железная непоколебимость, чтобы не сказать маниакальность этой идеи, находится в поражающем противоречии с человеческим характером Лжедмитрия - непостоянным, беззаботным и ветреным. Этот человек мог впадать в малодушное отчаяние и приходить в безосновательный восторг, мог строить легкомысленнейшие планы и беззаветно отдаваться, забывая все, чувственным влечениям. Он был способен поставить под угрозу срыва свой замысел ради страсти к миловидной полячке, чтобы назавтра ей изменить с приглянувшейся ему Ксенией Годуновой. Самого себя он представлял с равною легкостью то в короне императора (не царя только, а именно императора), то в рубище изгнанника. Но идея не идея даже, а иррациональное чувство своего права на престол, своей царственности, не померкло в нем никогда. Потрясающее впечатление производит последняя минута его жизни, когда он, простертый на кремлевских камнях, с разбитою грудной клеткой и сломанной ногой, видел над собой обнаженные мечи и разъяренные лица преследователей. Именно о праве на престол, и только об этом пролепетал, почти уже бессвязно, его костенеющий язык.

Подобная двойственность существа естественна при наличии в нем некоего инородного Я, двойственность эта может не

Цитаты

Даже оказавшись на правильном пути, вы рискуете сойти с него, если остановитесь хоть на минуту.
-- Уилл Роджерс

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

§14. Синархия царств природы.   Вселенная есть организм, а поэтому ее жизнь и проявления суть нечто глубоко целостное и неделимое. Правда, ее строение зиждется на иерархическом законе, но истинные членения целого, членения его естества, а не его феноменологии непостижимы. Человек не имеет иного пути к познанию в разуме...

19. Гуны (или качества материи) делятся на четыре вида: конкретные, неконкретные, указанные и недосягаемые. Интересно отметить, что гуны, или качества (общая сумма атрибутов и аспектов субстанции нашей Солнечной системы), существуют четырех видов. В их семеричном подразделении имеется аналогия с семеричностями, присущими нашей...

ОБЪЯСНЕНИЯ ЛИЗИАСА   Кларенсио неоднократно и регулярно посещал меня, Лизиас навещал меня ежедневно.   По мере того, как я пытался привыкнуть к новым обязанностям, чувство облегчения наполняло мое сердце. Уменьшились боли и свободно передвигаться стало легче. Однако я заметил, что сильные воспоминания о физических явлениях,...

ЛЮБОПЫТНЫЕ НАБЛЮДЕНИЯ   За несколько минут до полуночи, Нарцисса разрешила мне пойти к великим  вратам Палат Исправления. Самаритяне уже должны были находиться по соседству. Необходимо наблюдать их возвращение, чтобы принять нужные решения.   С какими эмоциями я вернулся на дорогу, окружённую густыми и гостеприимными деревьями...

Не позволяйте себе поддаваться часто повторяющимся депрессивным состояниям отчаяния из-за медленного прогресса и злиться на себя из-за того, что вам так редко удаётся успешно выполнить упражнения, которые я вам предложил. Я знаю, что временами вам кажется, что сами предпринимаемые вами усилия навлекают на вас ещё более острые...