Книга 11. К метаистории последнего столетия. Глава 4. К метаистории наших дней - страница 5 из 13

должен измениться в корне. Режим мест заключения, действительно, был смягчен. Но этого уже было мало: ждали и требовали пересмотра дел и освобождения. Терпение начало иссякать, и самые отчаянные или отчаявшиеся подняли в лагерях свой голос. Голоса слились воедино, и такие цитадели безопасности, как знаменитая Воркута, каторжные лагеря Норильска, Караганда, Колыма, сотряслись забастовками и восстаниями. Волнения, так или иначе, были подавлены, а с другой стороны, начали восстанавливаться законные методы судопроизводства. Но освободить сразу такое множество людей, вернуть их домой и обеспечить работой было невозможно; поэтому никто не мог понять, что его ждет, и общая напряженность не ослабевала.
Брешь, образовавшаяся в триумвирате, заполнилась между тем новой фигурой, еще раньше взявшей под свой контроль весь аппарат правящей партии. Прошел год, полтора - и из триумвирата выбыл, при довольно неясных пока обстоятельствах, еще один член, а в 1957 году - еще один. Вместо триумвирата во главе государства и партии оказался возвышающимся расторопный, хитрый, жизнерадостный, не лишенный добродушия человек, подвижный сангвиник, преисполненный решимости исправить ошибки деспота и способный на некоторые смелые повороты курса, но не обладавший той независимостью и свежестью ума, которые позволили бы ему пересмотреть коренные ошибки Доктрины и старой программы ее конкретного осуществления.

Конечно, от самых смутных догадок о метаисторической подкладке вещей он был так же далек, как и все остальные. Что и откуда, в самом деле, мог бы знать этот человек о смятении, воцарившемся в Друккарге, о вражде между игвами и раруггами, перерастающей в открытую борьбу, и о том, что санкция Гагтунгра, покрывавшая российского уицраора столько лет, может быть вот-вот перенесена на его смертельного врага?

Главное заключалось в том, что 1957 год принадлежал во многих отношениях уже к совсем другой эпохе, чем, например, 1952, вообще, чем все годы правления Сталина. В эпоху Сталина великий демонический разум еще мог смотреть на возможную третью мировую войну как на беспримерный источник гавваха; при этом желательной представлялась победа Жругра - поэтому и санкция оставалась на нем, - но даже в случае победы американского уицраора можно было бы использовать эту победу для будущего объединения мира на почве нового бездуховного учения, возникающего из космополитической концепции. Но положение менялось, и притом в очень странном направлении. Сказочное возрастание в обеих коалициях мощи термоядерного оружия принуждало рассматривать вопрос под новым углом. Да, подобная война сулила бы, действительно, Монбланы и Эвересты гавваха. Но она сулила и нечто иное: она готова была поставить на очередь вопрос о физическом существовании человечества и уж во всяком случае привела бы к сокращению его численности едва ли не на четверть, к исчезновению целых стран с лица земли, к разрушению цивилизации, может быть, на целых континентах и, следовательно, к отбрасыванию человечества (в умственном, техническом и экономическом смысле) вспять на многие века. Вряд ли могла

Цитаты

Мудрость не всегда приходит с возрастом. Бывает, что возраст приходит один...

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

Однажды вечером в лифте фешенебельного парижского отеля «Крийон» оказались вместе три человека: индеец, приехавший из Амазонки с гуманитарным турне, его переводчик — француз, выросший среди индейцев и еще один занятный тип — бездельник и мошенник Перрен, преследуемый бандитами всех мастей за игорные долги. Почему — то взгляд...

Что самосознание должно быть первым шагом к Божественному сознанию, это бесспорно. Потому, раз все великие учения утверждают, что Божественное сознание, то есть абсолютное отождествление с волей и целью Творца, есть конечная человеческая цель, из этого следует, что человеку суждено прогрессировать к всё большему сознанию всех...

Амулет Мира, хранившийся в Гробницах Атуана под защитой Верховной Жрицы Тар, столетиями служил в Земноморье залогом Равновесия между людьми и драконами. Но после жестокого и вероломного нападения Амулет оказался расколотым, и одна из его частей бесследно исчезла. У Земноморья есть лишь одна надежда защититься от порабощения...

ПОНЯТИЕ ДОМА   Желая, получить ценные наставления, которые естественно проистекали из слов Сеньоры Лауры, я с любопытством спросил:   Исполняя столько обязанностей, Вы по-прежнему, несете обязанности за пределами вашего дома?   Да, мы живем в городе перехода, однако конечные цели нашей колонии заключаются в труде и обучении...

В этом повествовании о Майкле Томасе есть много скрытых метафор и духовных истин Новой Эры. Начиная с количества глав и заканчивая нумерологическими значениями духовных имен - повсюду скрыты духовные уроки для тех, кто захочет отыскать их. Цвета тоже обладают определенными энергиями и позволяют читателю догадаться, о ком идет...