Книга 11. К метаистории последнего столетия. Глава 3. Темный пастырь, часть 2 - страница 11 из 17

о границах своего могущества. Как правило, кесарское помешательство деспота выражается внешне в усилении беззаконных и бесчеловечных расправ, в принятии преувеличенных мер к собственной безопасности, в неустанных заботах о самопрославлении и в цепочке грандиозных, но зачастую ненужных для государства, даже нелепых строительных начинаниях. Калигула, например, заставлял насыпать горы на ровном месте и копать целые озера на месте гор ради одного морского парада, а позднее замыслил построить новый Рим высоко над миром, на ледниках Альп. Всем известны также грандиозные и бессмысленные начинания Нерона, Домициана, Гелиогабала. Все это было бесполезно для общества или предпринималось под предлогом этой пользы, в действительности же - только ради прославления владыки. Подобные постройки должны потрясать воображение сверхъестественными размерами и роскошью отделки. Такими сооружениями Сталина были безвкусно-великолепные станции московского метрополитена, неоправданно дорогие высотные здания, Бездарный, хотя и грандиозный, Университет или разукрашенные со странным, неуместным роскошеством шлюзы Волгодона. На эти, как выразился впоследствии Хрущев, "архитектурные излишества" бросались неимоверные суммы опять-таки не в интересах народа или государства, а только для прославления самого себя.

Удивительно, что после столь ясного и наглядного урока некоторые теоретики еще и теперь продолжают нарочито преуменьшать роль личности в истории. Кажется, уже начинает забываться, как отпечаток данной личности, даже ее совершенно частных привычек и склонностей, накладывается на жизнь огромного общества. Сталин, например, любил работать по ночам. Этого было достаточно, чтобы весь государственный аппарат перестроил свою работу на противоестественный ночной лад. Ни один из ответственных работников, даже ни один рядовой инженер не мог обеспечить себе ночью нормальный сон, его то и дело поднимали с постели по телефону и вызывали на производство, а десятки тысяч работников и вовсе ложились спать не ночью, а утром. Спали урывками, в два-три приема, лишались возможности проводить вечера в кругу семьи, посетить театр или концерт, не смели, даже находясь в отпуске, уехать куда-нибудь, не оставив начальству своего адреса. Так продолжалось не месяц, не год, но лет пятнадцать.

Отчасти от страха перед выступлением с трибуны даже перед десять раз "просеянной" аудиторией, отчасти от величайшего презрения к народу, над которым он мог себе позволить все, что хотел, Сталин в последние годы своей жизни почти не появлялся публично. А когда в 1949 году было с такой помпой, какой не знала всемирная история, и с таким раболепием, какого она тоже не знала, отпраздновано его семидесятилетие, он, присутствуя на банкете и на концерте, данных в его честь с пышностью "Тысячи и одной ночи", не проронил ни единого звука. Наглость перешла все границы. Даже слова самой простой благодарности не сорвалось с его языка. Он казался мрачным и недовольным, хотя оставалось совершенно непонятно - чем.

В самом деле: это был как раз зенит его могущества. Завершалась его последняя великая

Цитаты

То что гусеница называет концом света, Учитель называет бабочкой.
-- Ричард Бах

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

В отдаленном монастыре высоко в горах, старый учитель, молодой монах и осиротевший мальчик посвящают себя учению Будды. Чувствуя приближение смерти, старик хочет избавить учеников от прошлых связей с внешним миром и его быстро меняющихся ценностей, и указать путь к просветлению. Название фильма основано на дзэнском коане —...

ВЫДЕРЖКА ИЗ ЗАЯВЛЕНИЯ ТИБЕТЦАОпубликовано в августе 1934 Дос­та­точ­но ска­зать, что я яв­ля­юсь ти­бет­ским уче­ни­ком оп­ре­де­лен­ной сте­пе­ни, хо­тя это ма­ло о чем го­во­рит вам, по­сколь­ку все яв­ля­ют­ся уче­ни­ка­ми, от про­сто­го стре­мя­ще­го­ся до Са­мо­го Хри­ста и вы­ше. Я жи­ву в фи­зи­че­ском те­ле, по­доб­но...

Глава 5  Ведьма Арина варила зелья — как и положено работящей ведьме в своем лесном домишке. Стояла у русской печки с ухватом, в котором парил зеленоватыми клубами чугунный горшок. И бормотала:  Белый дрок и бересклет. Горсть песка с обрыва. Вереск, зяблика скелет. Гной из-под нарыва...   Мы с Эдгаром вошли и стояли у дверей —...

Терри Пратчетт Мелкие боги Эта история произошла давным-давно, когда по пустыне еще бродили горящие кусты и разговаривали со случайными прохожими (человек, который имеет привычку гулять по пустыне, ничуточки не удивится, если с ним вдруг заговорит ящерица, булыжник, а тем болеекуст). Именно тогда церковь Великого Бога Ома...

Даниил Андреев Роза мира Эта книга о судьбах России и мира, человека и человечества - одна из самых фантастичесских и неожиданных в сокровищнице русской философии и литературы. "Роза Мира" - поистине уникальный труд, созданный Даниилом Андреевым в каменном мешке Владимирской тюрьмы, свидетельствует о небывалой силе...