Книга 11. К метаистории последнего столетия. Глава 3. Темный пастырь, часть 1 - страница 15 из 17

не на жизнь, а на смерть вызывает в других странах сперва опасения, потом страх и, наконец, извлекает из небытия такую агрессивную встречную доктрину с бесчеловечной идеологией, как немецкий национал-социализм; который, не зная, какой враг опаснее - этот национализм или англо-французский колониализм, - мечется от переговоров с одним к договору о дружбе с другим и в конце концов получает от вероломного друга такой удар по голове, от которого трещит череп. Вряд ли можно считать более удачным этот политический курс в его дальнейшем развитии, когда выдающийся политик и замечательный дипломат дает себя морочить обещаниями открыть второй фронт в 1942 году, потом в 1943 году и на протяжении трех лет позволяет своему отечеству исходить кровью, а себе самому - проглатывать один дипломатический обман и провал за другим.

Правда, некоторые уроки из всего этого были извлечены. Бессильная ярость, бушевавшая в душе этого существа сперва под ударами немецкого соперника, а потом от сознания своей одураченности дипломатией западных держав, - ярость эта явилась сильнейшим стимулом к тому, чтобы в послевоенные годы обратить все внимание, всю заботу, все силы народа, все ресурсы государства на то, чтобы догнать и перегнать в военном отношении сильнейшую державу Запада. К счастью, эта цель была достигнута уже после его смерти, - к счастью потому, что если бы он успел это сделать раньше - третья мировая война была бы к настоящей минуте уже далеким прошлым, равно как прошлым уже были бы Париж, Рим, Нью-Йорк, Лондон, Москва, Ленинград и все прочее.

Думается, что Сталин обладал в известной мере способностями организатора. Без таких способностей нельзя координировать в своих руках водительство всеми отраслями государства, и притом государства до такой степени централизованного. В особенности заметно это было в годы войны, когда почти без отдыха и сна он руководил и военной машиной, и работой тыла, и международными сношениями, вмешиваясь во все дела. Другой вопрос - кому, кроме него самого, было нужно это вмешательство во все и во вся и выигрывало ли, в конце концов, от этого дело обороны. Только истинный гений или даже сверхгений мог бы в этой сумятице, дикой спешке, при молниеносном перепрыгивании от одного вопроса к совершенно другому избежать грубых просчетов, скороспелых решений и неправильных выводов. Тиранство, не терпящее разделения прерогатив верховной власти ни с кем, и тут возобладало над умом и волей государственного деятеля.

Что касается применения к Сталину термина "полководец", то оно основано на явном недоразумении. История не видела и никогда не увидит полководца, не смеющего за всю четырехлетнюю войну ни разу выехать на передовую, ни разу не вдохновившего солдат примером собственного бесстрашия и мужества, а, напротив, спрятавшегося в самом недоступном углу и там, вызывая к себе настоящих военных специалистов, боевых маршалов и генералов, которые несут на себе всю тяжесть фактического командования, испрашивающего их авторитетного мнения по каждому военному вопросу, чтобы затем присвоить себе эти мнения, эти решения, эти стратегические

Цитаты

Чувства. Как часто мы обманываем себя, думая, что можем ими управлять. Пока в один прекрасный день не попадаемся, захваченные врасплох гневом, или завистью, или любовью. И тогда приходится смотреть правде в глаза.
А правда такова — невозможно управлять своими чувствами. Можно управлять только тем, что мы в связи с ними делаем.
-- Цитата из кино сериала "Быть Эрикой"

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

Главная цель каждого человека, живущего на нашей планете Земля – постоянное развитие, совершенство, обретение нового опыта. Для этого Высшие создают каждому программу жизни, включающую в себя все ситуации взаимодействия с другими людьми в рамках семьи, социума, на учёбе или на работе. Программа жизни определяет срок жизни...

НАШ ДОМ  В НИЖНИХ СФЕРАХ   Я потерял ощущение времени. Понятие пространства давно исчезло. Я был убежден, что больше не принадлежал к числу воплощенных в мире, однако, мои легкие глубоко дышали.   С каких пор я стал игрушкой в руках непреодолимых сил? Невозможно с ясностью сказать! По правде говоря, я чувствовал себя мрачным...

ГЛАВА 3. ТЕМНЫЙ ПАСТЫРЬ, часть 2 Отпечаток художественной эклектики, внешнего гигантизма, безвкусицы и нуворишеского стремления к показной роскоши несмываем со всего того, чем Сталин собирался обессмертить себя как великого строителя, - будь то станции московского метро и высотные здания или волгодонские шлюзы и новые украшения...

ГЛАВА 2. ХРИСТИАНСКИЙ МИФ И ПРАРОССИАНСТВО Сколько-нибудь подробный разбор общего, в высшей степени широкого и сложного вопроса о метаисторическом значении православной церкви и, тем более всего христианского мифа, это тема для многотомного труда или даже для целого цикла работ. Но ясно и естественно, что внутренняя мистическая...

ВЫДЕРЖКА ИЗ ЗАЯВЛЕНИЯ ТИБЕТЦАОпубликовано в августе 1934 Дос­та­точ­но ска­зать, что я яв­ля­юсь ти­бет­ским уче­ни­ком оп­ре­де­лен­ной сте­пе­ни, хо­тя это ма­ло о чем го­во­рит вам, по­сколь­ку все яв­ля­ют­ся уче­ни­ка­ми, от про­сто­го стре­мя­ще­го­ся до Са­мо­го Хри­ста и вы­ше. Я жи­ву в фи­зи­че­ском те­ле, по­доб­но...