Книга 11. К метаистории последнего столетия. Глава 1. Воцарение третьего Жругра - страница 2 из 11

деспота им представляется достаточным для того, чтобы народ простил власти и ее носителям только что минованный, кровавый, уродливый и бессмысленный этап. Однако весьма скоро обнаруживается, что народ не забыл, не простил и прощать не собирается; что он только притих до времени, поскольку полицейская система, усовершенствованная деспотом, продолжает, хотя и в ослабленном виде, существовать и поскольку атмосфера не только политического, но и культурного, духовного единодержавия, царившая столько лет, окаменила ту психологическую почву, без которой не могут выглянуть на свет ростки новых идеологий. Тем не менее от года к году начинают множиться признаки того, что народ мечтает изменить структуру власти в самых ее основах, потому что при старой структуре он не чувствует себя в безопасности от возможных рецидивов и еще потому, что чувство глубочайшей обиды, сливаясь с чувством озлобленности и взывая к справедливости, не может удовлетвориться теми подачками, которые теперь бросаются народу в виде вознаграждений за несколько десятилетий произвола и кровопусканий.
Таков один из законов русской истории, закон - в том смысле, в каком можно прилагать это слово к историческим явлениям, повторявшимся уже три раза.

Разумеется, в каждом новом случае этот закон, проявляясь в новой социальной, культурной и международной обстановке, подчиняет себе конкретный исторический материал новой эпохи, и в результате - перед нами как бы новый вариант старой темы, осложненный спецификой нового времени. Следует отличать суть этого закона от облепливающих его исторических случайностей. Существенно не то, например, что в конце царствования Бориса во внутреннюю русскую распрю вмешался уицраор Польши, а в конце царствования Александра II ничего похожего не произошло; и не то, что Борис умер - или покончил с собой - в связи с появлением самозванца, а Александр был убит борцами против самодержавия и мстителями за народ. Важно то, что оба эти деятеля выражали собой отчаянную попытку демона великодержавной государственности - исправить допущенные ошибки и преступления системою смягчающих преобразований, оба не могли удержаться на этом курсе, потому что он открывал слишком широкие клапаны клокочущему народному недовольству, оба шатались в своих государственных начинаниях то вправо, то влево, оба делали то шаг вперед, то шаг назад, и оба претерпели, наконец, то, что претерпевает всякий, пытающийся сидеть между двумя стульями.

Корень неудач заключался в том, что в обоих случаях уицраоры действовали уже без санкции демиурга, ибо санкция эта была снята с них еще раньше, а во втором случае начался даже еще более трагический процесс: демиург вступил с уицраором в открытую борьбу. Под этим углом зрения метаистория должна рассматривать все события русской государственности и культуры на протяжении всего царствования Николая I, Александра II и Александра III: ожесточенную борьбу воинствующего государственного начала против начала культуротворческого; гибель Пушкина, Лермонтова, удушение литературы, парализацию осмысляющей мысли, засилие бюрократии и военщины,

Цитаты

Даже оказавшись на правильном пути, вы рискуете сойти с него, если остановитесь хоть на минуту.
-- Уилл Роджерс

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

КНИГА 1. РОЗА МИРА И ЕЕ МЕСТО В ИСТОРИИГЛАВА 1. РОЗА МИРА И ЕЕ БЛИЖАЙШИЕ ЗАДАЧИ Эта книга начиналась, когда опасность неслыханного бедствия уже нависала над человечеством; когда поколение, едва начавшее оправляться от потрясений второй мировой войны, с ужасом убеждалось, что над горизонтом уже клубится, сгущаясь, странная мгла...

Любовь – великая сила. Любовь открывает двери во врата небесные. Любовь всё меняет,  наполняя смыслом каждое мгновение бытия. Любовь объединяет и защищает, оберегает и помогает, вдохновляет и созидает. Любовь творит саму жизнь, раскрашивая её в прекрасные тона. Любовь наполняет нас чистым светом, побуждая совершать доброе...

Миллиардер Чарльз Морс вместе со своей красавицей-женой Микки отправляется в путешествие на Аляску, где профессиональный фотограф Роберт Грин собирается сделать шикарную фото сессию. Но во время полета на горное озеро, самолет падает и теперь Чарльз, Роберт и его помощник Стивен остались в глухой, незнакомой местности, без...

Глава 7 Осталось ли это место на картах Второй Мировой? Быть может, это известный историкам и воспетый в книгах плацдарм, на котором когда-то сошлись в кровопролитной схватке две армии, вгрызлись друг другу в глотки — и дрогнувшая машина блицкрига откатилась назад? А может быть, это одно из безвестных полей нашего позора, где...

НОВОСТИ ДУХОВНОГО ПЛАНА   Мой великодушный товарищ хотел поделиться со мной рядом замечаний, относящимся к различным областям колонии, но срочные обязанности потребовали его присутствия на месте работы.   У Вас будет возможность познакомиться с различными областями наших служб - добродушно воскликнул он -, поскольку Вы сможете...