История третья. Ничья сила. Глава 7 - страница 5 из 6

подумать.
Пусть.
— Ты испугался? — спросил Костя. — Ты... да ты… ты трус, Антон!
Я молчал.
И Высшие молчали. Нет, не молчали, наверное. Орали, ругались, проклинали меня — потому что я ухнул всю собранную ими Силу в абсолютную защиту для себя самого.
Если сейчас по Байконуру ударит термоядерный заряд — я останусь целым и невредимым. Плавающим в облаке плазмы, вплавленным в кипящий камень — но абсолютно целым.
— Я даже и не знаю, что сказать... — развел руками Костя. — Да я и не собирался тебя убивать! Я все равно помню, что ты был моим другом!
Я молчал.
Прости, но я не могу сейчас назвать тебя другом. И потому ты не должен понять то, что понял я. Не должен прочитать мои мысли.
— Прощай, Антон, — сказал Костя.
Техники подошли к нему и опустили стекло гермошлема. Он еще раз посмотрел на меня сквозь стекло — непонимающе, обиженно. И отвернулся.
Я думал, что он откроет портал в космос прямо сейчас. Но Костя и впрямь готовился к прыжку основательно. Что и говорить, я никогда не слыша даже о попытках перенестись на борт летящего самолета, не то что космической станции.
Оставив космонавтов и персонал пребывать в оцепенении. Костя вышел из зала. Лас посторонился, покосился на меня, взглядом указывая на пистолет.
Я покачал головой и он не стал стрелять.
Мы просто пошли следом.
В зал управления полетами — где как сомнамбулы сидели за компьютерами техники и программисты.
Когда он успел подчинить всех своей воле?
Неужели сразу, как только оказался на Байконуре?
Обычный вампир легко держит под контролем одного-двух человек. Высший может управиться и с парой десятков.
Но Костя и впрямь стал Абсолютным Иным — весь отлаженный механизм огромного космодрома крутился сейчас вокруг него.
Косте приносили какие-то распечатки. Что-то показывали на экранах. Он слушал, кивал — и даже не смотрел в нашу сторону.
Умный парень. Хорошо образованный. Учился на физфаке, потом ушел на биологический, но физику с математикой, похоже, не разлюбил. Мне бы эти схемы и графики ничего не объяснили, а он готовился провесить магический портал на орбиту. Выйти в космос волшебными средствами — маленький шаг для Иного, огромный прыжок для всего человечества...
Только бы он не затянул.
Только бы не запаниковал Гесер.
Только бы не нанесли ядерный удар — это не поможет, и это ненужно, ненужно, ненужно!
Костя посмотрел на меня, лишь когда открыл призму портала. Посмотрел презрительно и обиженно. Губы за стеклом гермошлема шевельнулись и я понял: “прощай”.
— Прощай, — согласился я.
С чемоданчиком системы жизнеобеспечения в одной руке и с чемоданчиком, хранящим “Фуаран” в другой — Костя шагнул в портал.
Я поспешил снять шит — и чужая Сила, ухнула в пространство, растекаясь вокруг.
 
“Как ты все это объяснишь?” — спросил Гесер.
— Что именно? — я сел на подвернувшийся стул. Меня колотило. На сколько там хватает кислорода в легком полетном скафандре, вовсе не предназначенном для выхода в космос? На пару часов? Вряд ли больше.
Косте Саушкину оставалось жить совсем немного.
“Почему ты уверен...” — начал Гесер. Замолк. И мне даже показалось, что

Сергей Лукьяненко и его книги

Цитаты

Cпособность понять зависит от личного опыта, а не от умственных способностей.
--Макс Фрай

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

§22. Иерархия человеческих сообществ и их органическое устройство, социальные и духовные организмы   Если собственное сознание человека и окружающей природы построены по закону иерархии, то необходимо ожидать, что этот закон должен быть также справедлив и в области явлений политико-социальных и общественно-родовых. Соотношения...

Если вы ощущаете, что другой человек, люди, родители, учителя, руководство и т.д. имеют над вами власть. Причем эта власть не столько на уровне статуса, должности человека, сколько на уровне психологического доминирования, подавления вашей воли. И находясь рядом с подобным человеком – вы не можете человеку перечить,...

ОБЪЯСНЕНИЯ ЛИЗИАСА   Кларенсио неоднократно и регулярно посещал меня, Лизиас навещал меня ежедневно.   По мере того, как я пытался привыкнуть к новым обязанностям, чувство облегчения наполняло мое сердце. Уменьшились боли и свободно передвигаться стало легче. Однако я заметил, что сильные воспоминания о физических явлениях,...

Макс Фрай Неуловимый Хабба Хэн Хроники Ехо – 3 Некоторые тайны остаются тайнами только потому, что не могут быть высказаны словами: звуки и буквы — неподходящие символы для составления этих магических формул. Иные же тайны — и не тайны вовсе, так, мелкие секреты, зато — чужие. Личные. Приватные. В повести о неуловимом Магистре...

Не позволяйте себе поддаваться часто повторяющимся депрессивным состояниям отчаяния из-за медленного прогресса и злиться на себя из-за того, что вам так редко удаётся успешно выполнить упражнения, которые я вам предложил. Я знаю, что временами вам кажется, что сами предпринимаемые вами усилия навлекают на вас ещё более острые...