Глава одиннадцатая. Седьмой дом - страница 3 из 25

В голове промчалась новая вереница мыслей. К Майклу начали возвращаться слова тех, кого он встретил на этом пути. Вспомнились слова Красного о том, что некоторые испытания могут его напугать. Тогда Майкл подумал, что Красный говорит о пережитой буре. Теперь стало ясно, что ангел имел в виду предстоящие события, а не прошедшие. Что же ему предстоит? Майкл вспомнил реплику Белого, когда тот в больничной палате рассказывал о Мэри:
- Пусть внешний вид тебя не обманывает, Майкл. Эта женщина - воин света. Она достаточно сильна, ведь ей удалось сразить чудовище!
Сразила чудовище?. Затем вспомнились слова Белого, когда Майкл уходил его дома:
- Путь еще не закончился, мой друг .
Все эти намеки и предостережения. «Неужели грядет битва? Настоящая битва? В которой мне придется на самом деле ПРИМЕНИТЬ меч?» Майкл сел на дорогу. Колени подгибались от страха. Он не воин… не настоящий воин!
- Ангелы, вы меня к этому не подготовили! - сказал он серому небу и зловещим стенам ущелья. - Я не боец! К чему это все? Настоящие битвы и настоящее оружие - это пережитки старых вибраций. Здесь они не уместны! - Было неправдоподобно тихо. Ветер унялся. Гробовая тишина. Затем зазвучали голоса.
- За исключением случаев, когда необходимо сразиться со старой энергией , - отчетливо прозвучал голос Оранжевого. Майкл резво вскочил на ноги и развернулся на триста шестьдесят градусов, словно отыскивая взглядом говорящего.
- И случаев, когда приходится сражаться с биологией, которая вибрирует на более низком уровне, чем твой , -Майкл узнал Зеленого! Голос ангела звучал внутри.
- И случаев, когда ты идешь на встречу со своей семьей , - Красный!
- И случаев, когда противник начисто лишен любви , - дивный умиротворяющий голос Белого!
- Я НЕ ЗНАЛ! - запальчиво крикнул Майкл Томас. - Я не настоящий воин, Белый!
- Мэри тоже не была настоящим воином, Майкл , -спокойно и веско сказал Белый.
- Со старой энергией приходится работать старыми средствами, Майкл. Только их она и понимает , - прекрасный женский голос Фиолетовой!
- Оранжевый, научи меня сражаться! - потребовал Майкл у стен ущелья.
- Я научил , - ободрительно сказал Оранжевый. - Ты готов, Майкл Томас с Чистым Намерением.     Го-тов!
- И что же мне делать? - выкрикнул Майкл.
Тишина. Затем голос Синего:
- Помни, Майкл Томас: возможно, дела обстоят не так, как кажется!
Сейчас эти слова прозвучали, как никогда прежде. В них было предостережение и совет - совет, который может пригодиться именно теперь! Майкла сопровождал целый эскорт ангелов. «Если тут собрались такие силы, - подумал он, - должно быть, впереди меня ждет что-то по-настоящему страшное».
Майкл нервничал. Он знал, что на самом деле не владеет боевыми навыками, а ангелы говорили, что владеет. Придется им поверить, - в конце концов, какой у него еще выбор? Ведь он уже здесь, на передовой. Майкл снова оглянулся и иронично покивал головой. «Да, бежать некуда», - подумал он. Тот, кто его поджидает, выбрал удачное место для нападения. Стены слишком крутые, - не взберешься, - и бежать можно только по узкому туннелю, - очень удобно

Цитаты

Что может человек в океане жизни - только утонуть, но если он превратится в капельку океана, то сольется с ним в бессмертии жизни.
-- Древняя мудрость

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

Глава 5 Как сказал герой одного старого злого анекдота — “а жизнь-то налаживается!” Пассажиры штабного вагона сидели в своих купе и пустыми глазами таращились в окна. Проходившие по вагону люди почему-то ускоряли шаг и не смотрели по сторонам. В закрытом купе, вместе с двумя упакованными в черные пластиковые мешки телами,...

КНИГА Х. К МЕТАИСТОРИИ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ ГЛАВА 1. ДАР ВЕСТНИЧЕСТВА Я уже вынужден был указать в одной из предыдущих глав, что на культурном горизонте средневековой Руси не выдвинулось ни одного крупного мыслителя. Художественными гениями этот длинный период был тоже не очень богат. Но никогда позднее метакультура Российская не...

Брута словно прилип к мачте. Некоторое время спустя рядом с ним на бухту троса опустился матрос и с интересом посмотрел на юношу. – Можешь ее отпустить, святой отец, она сама прекрасно стоит. – Море… Волны… – пробормотал Брута, стараясь не открывать рот, хотя блевать уже было нечем. Матрос задумчиво сплюнул. – Ага, – кивнул он...

ГЛАВА 4. ПОДВИГ - Государственность отягощена первородным грехом; озарить ее невозможно. - Вот в какую формулу, мне думается, мог бы он облечь субъективный опыт царствования, невольно пользуясь традиционными понятиями христианства. Он сам - и как монарх, и как нарушитель в кровавую ночь на 12 марта этических основ ради...

ГЛАВА 2. МИССИИ И СУДЬБЫ Все, что творит демиург Яросвет, все, в чем проявляется его воздействие на исторический слой, имеет прямое или косвенное отношение к его верховной задаче, осуществление которой должно оправдать тысячелетний путь кровавого и страшного своей мучительностью становления сверхнарода. О задаче этой, поскольку...