Чуб земли. История, рассказанная сэром Максом из Ехо, часть 7 - страница 16 из 17

представителей Ордена Семилистника на Муримахе и одним ежегодным визитом в столицу. Предполагаю, все остальное время Магистр Моти Мил посвятил изучению секретов местных лесных колдунов; я даже догадываюсь, кому выпала честь стать его первой учительницей, хоть и не знаю, вышел ли из этого толк.
Примерно в то же время профессор Тимботи Клинк вернулся в Ехо и начал преподавать курс древней истории в Королевском Университете; сэр Шурф Лонли-Локли, великий любитель посещать публичные лекции, не раз зажимал меня в темном углу, чтобы подробно пересказать мне содержание его выступлений о тайнах древних Отшельников. Так я лишний раз убедился, что неудавшиеся практики нередко становятся блестящими теоретиками, и это лучше, чем ничего.
Я язык в кровь изгрыз, чтобы не выложить Шурфу обстоятельства своего знакомства с профессором Тимботи, но с честью преодолел это искушение. Сэр Кофа Йох по моей просьбе проследил, как неудавшийся Отшельник проводит вечера; из его отчетов я узнал, что леди Лаюки не только жива, здорова и благополучна, но и вполне счастлива в личной жизни, хотя замуж, конечно, выходить не собирается: контракт с Королем — дело серьезное.
Что же касается планов Короля насчет новой совместной поездки на Муримах, им не суждено было сбыться. Через несколько лет после описываемых событий я благополучно угодил в Тихий Город, откуда в конце концов удрал, но путь назад, в Ехо, мне с тех пор заказан.
Но это уже совсем другая история.(*Эта история изложена в заключительной повести цикла «Лабиринты Ехо», которая называется «Тихий Город».)
 
— Ну, положим, путь назад вообще всегда и всем заказан, — наконец говорит Франк. — Идти можно только вперед; при большом желании, удаче и сноровке можно сворачивать в сторону — чем ты с большим успехом всю жизнь занимаешься. Но назад — этого даже я не умею. И, кажется, вообще никто. Да и с какой бы стати?
— Сам знаешь, это просто выражение такое. А в Ехо мне правда соваться не стоит. Почему — это очень длинная история. И, в сущности, довольно грустная. А Меламори от моих грустных историй уже тошнит.
«Ага, — говорит себе Триша, только теперь очнувшись от сладкой полудремы, которая охватывает ее всякий раз, когда за этим столом объявляется хороший рассказчик. — Вот как ее, оказывается, зовут. Ме-ла-мо-ри. Диковинное имя. Но ничего, красивое».
— Не преувеличивай, ни от чего меня не тошнит, — вздыхает сероглазая женщина. — Просто надоело грустить. Нагрустилась уже по самое не могу, выдающимся мастером этого дела стала. Самое время сменить занятие.
— Разумное решение. Да и потом нам с Тришей про Тихий Город рассказывать ни к чему, — говорит Франк. — Ты же написал об этом, я ничего не путаю? А истории, рассказанные в книгах, нам тут и даром не нужны: они уже принадлежат не рассказчику, а тем, кто его слушал. Нельзя платить за наш кофе чужими сокровищами. Только собственными. Вам это даже на руку: выпускать воспоминания на свободу, как птиц, — отличное занятие, не находите?
— Да, ничего себе, — улыбается Макс.
— Пока не попробуешь, не узнаешь, — говорит его спутница.
— Вот-вот. Именно к этому

Цитаты

Одно событие - вызывает другое. У человека есть слабости, человек несовершенен. Несовершенство приводит его к чувству вины. Чувство вины приводит к стыду. Стыд компенсируется гордыней и тщеславием. А когда не хватает гордыни - одолевает отчаяние. И все это приводит к разрушению, что и станет его судьбой. Что-то должно остановить этот поток событий.
--Цитата из х/ф "ИНК"

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

ГЛАВА 2. ХРИСТИАНСКИЙ МИФ И ПРАРОССИАНСТВО Сколько-нибудь подробный разбор общего, в высшей степени широкого и сложного вопроса о метаисторическом значении православной церкви и, тем более всего христианского мифа, это тема для многотомного труда или даже для целого цикла работ. Но ясно и естественно, что внутренняя мистическая...

Однажды вечером в лифте фешенебельного парижского отеля «Крийон» оказались вместе три человека: индеец, приехавший из Амазонки с гуманитарным турне, его переводчик — француз, выросший среди индейцев и еще один занятный тип — бездельник и мошенник Перрен, преследуемый бандитами всех мастей за игорные долги. Почему — то взгляд...

ВОЗВРАЩЕНИЕ ЛАУРЫ   Не только моя мама готовилась к возвращению на Землю. Сеньора Лаура  также находилась накануне этого большого события. Меня известили несколько товарищей и я присоединился к выражению симпатии и уважения, которые различные сотрудники, особенно из министерства Помощи и Возрождения,  оказывали благородной...

ГЛАВА 4. К МЕТАИСТОРИИ НАШИХ ДНЕЙ В третий раз повторялось в истории России одно и то же, но на этот раз в размерах, далеко превосходивших оба предыдущих случая. Подобно Иоанну IV и Николаю I, Сталин знаменовал собой зенит мощи очередного демона великодержавия, его открытую борьбу с демиургом и Синклитом, доведение тиранической...

Что самосознание должно быть первым шагом к Божественному сознанию, это бесспорно. Потому, раз все великие учения утверждают, что Божественное сознание, то есть абсолютное отождествление с волей и целью Творца, есть конечная человеческая цель, из этого следует, что человеку суждено прогрессировать к всё большему сознанию всех...