Часть 9 - страница 2 из 17

знаешь почти ничего, но постоянно присутствует нечто, возможно, зародыш надежды, знание и вера в то, что наступит время и ты станешь совсем другим, не таким, как сейчас.
Но насколько хуже побывать в шкуре великого бога, а потом превратиться не более чем в туманный обрывок воспоминаний, швыряемый ветром над песками, которые некогда были стенами твоих храмов…»
Ом развернулся и целеустремленно заковылял в пещеру. Он подошел к Бруте и боднул его в голову.
– Чо?
– Просто проверял, жив ли ты.
– Фф.
– Хорошо.
Ом снова встал на страже у входа в пещеру.
Говорят, в пустыне встречаются оазисы, но они словно кочуют с места на место. Пустыню невозможно изобразить на карте, потому что она питается как раз составителями карт.
Как и львы. Ом помнил этих тварей. Истощавших и совсем не похожих на львов из очудноземского вельда. Больше смахивающих на волков, чем на львов, а еще больше – на гиен. Храбростью они не отличались, скорее славились злобной, трусливой яростью, которая во сто крат опасней…
Львы.
Кстати…
Нужно найти львов.
Львы пьют воду.
Брута проснулся, когда солнце устало клонилось к закату. Во рту стоял змеиный привкус.
Ом упорно бодал его в ногу.
– Вставай, вставай, все самое интересное проспишь.
– Вода есть? – заплетающимся языком пробормотал Брута.
– Будет. Она всего в пяти милях. Поразительное везение.
Брута с трудом поднялся. Болели все мышцы без исключения.
– Откуда ты знаешь?
– Чувствую. Насколько тебе известно, я – бог.
– Но ты же говорил, что чувствуешь только мысли.
Ом про себя выругался. Брута ничего не забывал.
– Ну, все несколько сложнее… – попытался вывернуться он. – В общем, положись на меня. И пойдем скорей, пока не стемнело. Да, и не забудь этого своего Ворбиса.
Ворбис, свернувшись, лежал в углу. Он посмотрел на Бруту невидящими глазами, но беспрекословно поднялся, когда Брута потянул его за руку. Тем не менее вид у дьякона был отсутствующий.
– По-моему, он находится под действием какого-то яда, – сказал Брута. – В море водятся всякие ядовитые твари, есть даже ядовитые кораллы. Он постоянно шевелит губами, но я не могу понять, что он пытается сказать.
– Пошли быстрее. Бери его и пошли, – сказал Ом. – Нельзя его здесь оставлять.
– Но вчера ты хотел, чтобы я его бросил.
– Правда? – Даже панцирь Ома излучал святую невинность. – Ну, наверное, пока ты спал, я сбегал в эту твою Этику, и мое отношение к нему резко поменялось. Теперь-то я понимаю, как он нам нужен. Добрый старый Ворбис. Давай, бери его и пошли.
Симони и два философа стояли на вершине утеса. Они смотрели на иссушенные пастбища Омнии и далекую скалу Цитадели. Во всяком случае, двое из них смотрели в ту сторону.
– Дайте мне рычаг и место, где встать, и я расколю этот город, что твое яйцо, – зарычал Симони, помогая Дидактилосу спускаться по узкой тропинке.
– Судя по виду, он не маленький, – покачал головой Бедн.
– Видишь отблеск? Это двери.
– Судя по виду, массивные, – снова покачал головой Бедн.
– Я не перестаю думать о лодке, – сказал вдруг Симони. – О том, как быстро она двигалась. Такая штука без труда вышибет любые

Цитаты

Что может человек в океане жизни - только утонуть, но если он превратится в капельку океана, то сольется с ним в бессмертии жизни.
-- Древняя мудрость

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

Данный текст безразличен делу Света. Ночной Дозор. Данный текст безразличен делу Тьмы. Дневной Дозор. История первая. НИЧЬЕ ВРЕМЯ Пролог Настоящие дворы исчезли в Москве где-то между Высоцким и Окуджавой. Странное дело. Даже после революции, когда в целях борьбы с кухонным рабством в домах ликвидировались кухни, на дворы никто...

ОРГАНИЗАЦИЯ СЛУЖБЫ   После нескольких недель активного лечения, я впервые покинул палату в сопровождении Лизиаса.   Зрелище, происходящее на улице произвело не меня огромное впечатление. Широкие аллеи, украшенные лиственными деревьями. Свежий воздух и атмосфера глубокого душевного спокойствия. Не было никаких признаков безделья...

Смирение это то, что помогает нам принять. Принять нашу судьбу, принять тот путь, который нам дан Свыше. Принять то, что возможно мы ещё пока, не способны понять. Смирение это послушание и подчинение Высшим. Смирение это выполнение своей миссии, своей программы жизни. Смирение это принятие того, факта, что всё, что нам даётся,...

ГЛАВА 2. ВНЕШНИЕ МЕРОПРИЯТИЯ Заговорив о проблеме воспитания человека облагороженного образа и о связанных с этим проблемах преобразования государства в Братство, а планеты - в сад, я временно выключил из поля зрения другую огромную проблематику. Это - проблематика тех внешних социально-политических, экономических и культурных...

Дэн Миллмен — талантливый гимнаст колледжа, мечтающий о выступлении на Олимпийских играх. У него всё есть: награды, друзья по команде, быстрые мотоциклы, девушки и бесшабашные вечеринки. Мир Дэна переворачивается с ног на голову, когда он встречает загадочного незнакомца по имени Сократ, у которого достаточно возможностей, чтоб...