Часть 7 - страница 13 из 13

а куда-то еще… – пробормотал Ворбис.
Казалось, дымящийся пепел крайне заинтересовал его.
Сержант удивленно поднял брови.
– Доходит? – спросил Ворбис. – Эфебы не стали бы строить столь простой потайной ход, по которому можно было бы ходить в обе стороны. Эти умы придумали изощренный лабиринт. Должны быть… скрытые переходы. Последовательность шагов по камням, открывающая их. Защелки, срабатывающие в одном направлении. Вращающиеся лезвия, появляющиеся из ничем не приметных стен.
– А.
– Самые замысловатые и хитрые ловушки.
Сержант облизал сухим языком губы. Он не мог читать Ворбиса как книгу, прежде всего потому, что никто никогда не создавал подобную Ворбису книгу. Впрочем, Ворбис часто мыслили шаблонами, которые со временем можно было научиться распознавать.
– То есть мой отряд должен пройти по тоннелю, войдя в него со стороны верфей? – глухим голосом уточнил легионер.
– Я как раз собирался это предложить, – отозвался Ворбис.
– Слушаюсь, господин.
Ворбис похлопал сержанта по плечу.
– Главное, не волнуйся! – весело воскликнул он. – Ом не оставит сильных верой.
– Так точно, господин.
– А последний оставшийся в живых человек представит мне полный доклад. Их точно нет в городе?
– Мы обыскали все до последнего дома, господин.
– И никто не выходил через ворота? Значит, они ушли морем.
– Все эфебские корабли на месте, господин Ворбис.
– В бухте полно мелких судов.
– Но им некуда бежать, разве что в открытое море.
Ворбис посмотрел на Круглое море. Оно протянулось от горизонта до горизонта. За ним лежала равнина Сто, окаймленная зазубренной линией Овцепикских гор, а дальше начинались уходящие в небо вершины, посреди которых располагался Полюс (или, как его называют всякие еретики, Пуп). За изгибом сферы его можно было увидеть только благодаря особому преломлению света в атмосфере, точно так же свет преломляется в воде… А еще отсюда можно было увидеть завитки волн на краю далекого океана.
У Ворбиса было очень хорошее зрение.
Он взял горсть серого пепла, которая прежде была «Принцыпами Навигации» Дикери, и просеял его сквозь пальцы.
– Ом послал нам попутный ветер, – наконец промолвил Ворбис. – Пойдем к пристани.
Тонущий в волнах отчаяния сержант углядел тянущуюся к нему призрачную руку надежды.
– Значит, нам не нужно обследовать тоннель, о господин? – радостно вопросил он.
– Сейчас – нет. Займешься этим, когда вернемся.
* * *

Страницы

Цитаты

Попытка изменить переживание усугубляет его. Воспроизведение переживания, приятие, пребывание в нем, наблюдение заставляют его исчезнуть.
--Люк Рейнхард: Трансформация

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

КНИГА XII. ВОЗМОЖНОСТИ ГЛАВА 1. ВОСПИТАНИЕ ЧЕЛОВЕКА ОБЛАГОРОЖЕННОГО ОБРАЗА Во всей своей определенности и во всей своей полноте Грядущее ведомо только Всеведущему. Перед нами же оно предстает как непрерывно ветвящаяся цепь дилемм. Каждое звено этой цепи двойственно: оно составляет пару взаимоисключающих возможностей. Мы никогда...

Путешествие к следующему дому прошло без происшествий. Майкл более остро, чем когда-либо, ощущал, что за ним следят. Однако страха не было - только настороженность. Он совершенно отчетливо ощущал темную энергию сущности, которая следовала за ним на некотором расстоянии. Прежде он не чувствовал энергию твари так четко. Словно...

ПРИЛОЖЕНИЕ (призывы и аффирмации) Несмотря на всю боль, крепко держись мысли о вечном духе любви; Ощущай, как он охватывает тебя, наполняет тебя, давая тебе жизнь; В самые тёмные моменты призывай его, чтобы он мог втекать в твоё сердце. Из этой непрерывно удерживаемой мысли родится смелость, появятся силы, исчезнет страх. Ты...

Чем отличается человек, вернувшийся из отпуска на море, от того, кто не уезжал в отпуск? Вероятно, своим энергетическим состоянием. Ощущением легкости, свободы, отдыха от работы и проблем.   Что же такого особенного в отпуске на море? И почему именно на море?  И самое главное - можно ли обеспечить себе такое состояние...

КНИГА 1. РОЗА МИРА И ЕЕ МЕСТО В ИСТОРИИГЛАВА 1. РОЗА МИРА И ЕЕ БЛИЖАЙШИЕ ЗАДАЧИ Эта книга начиналась, когда опасность неслыханного бедствия уже нависала над человечеством; когда поколение, едва начавшее оправляться от потрясений второй мировой войны, с ужасом убеждалось, что над горизонтом уже клубится, сгущаясь, странная мгла...