Часть 7 - страница 12 из 13

от одной мысли об этом. Такую мысль было практически невозможно удержать в голове. Это была мысль, не имевшая смысла. Судить Ворбиса? Суды случаются с кем угодно, только не с Ворбисом.
Он вспомнил брата Мурдака. И легионеров, погибших в пустыне. И то, что происходило с другими людьми, с ним самим…
– Без комментариев! – орал Ом. – Скажи, что только что помнил и вдруг забыл!
– Если он предстанет перед судом, – сказал Симони, – то обязательно будет признан виновным. Его просто не посмеют отпустить после такого.
Мысли в голове Бруты всегда двигались медленно, как айсберги. Они появлялись неспешно и уплывали, никуда не торопясь, медленно. Мысли Бруты, как правило, занимали много места, но большая их часть скрывалась под поверхностью.
«Самое худшее в Ворбисе, – думал он, – вовсе не то, что он сам творит зло, а то, что он заставляет творить зло других людей. Он изменяет людей по своему образу и подобию. И с этим ничего не поделаешь. Ты просто заражаешься от него».
– Если мы вернемся в Омнию, нас схватят, – предупредил Брута.
– Мы можем высадиться в стороне от морских портов, – живо возразил Симони.
– Анк-Морпорк! – орал Ом.
– Сначала нужно доставить господина Дидактилоса в Анк-Морпорк, – заявил Брута. – А потом я вернусь в Омнию.
– И меня, меня тоже там оставь! – воскликнул Ом. – Не волнуйся, в Анк-Морпорке быстро найдутся верующие. Тамошние жители готовы верить во все, что угодно!
– Никогда не бывал в Анк-Морпорке, – признался Дидактилос. – Тем не менее век живи, век учись. – Он повернулся лицом к легионеру. – Под пинки и вопли.
– В Анке живет много изгнанников, – успокоил его Симони. – Не бойся, там ты будешь в безопасности.
– Поразительно! – воскликнул Дидактилос. – Подумать только, еще утром я и не подозревал, что мне грозит какая-то опасность.
Он опустился обратно на скамью.
– Жизнь в этом мире, – продолжил философ, – является, и раньше была таковой, пребыванием в пещере. Что мы можем знать о реальности? Все, что мы принимаем за действительную природу существования, – это не более чем причудливые и удивительные тени, отброшенные на стены пещеры ослепительным, но невидимым светом абсолютной истины, из которого нам удается, а иногда и не удается извлечь отблеск правдивости, и мы, будто первобытные искатели истины, можем только возвысить голос к невидимому и взмолиться смиренно: «Слушай, а „уродского кролика“ можешь показать? Уж очень он мне нравится…»
Ворбис тронул ногой кучку пепла.
– Никаких костей, – констатировал он.
Божественные легионеры застыли рядом. Частички пушистого пепла подхватил утренний ветерок, но они быстро осели.
– И пепел не похожий, – добавил Ворбис.
Сержант открыл было рот, чтобы что-то сказать.
– Будь уверен, я знаю, о чем говорю, – остановил его Ворбис.
Он подошел к обугленной потайной двери и пнул ее.
– А был ли мальчик? – вопросил он у небес.
– Мы прошли по тоннелю, – сказал сержант голосом человека, лелеющего тайную, пусть даже тщетную надежду отвести от себя гнев при помощи услужливого тона. – Он ведет к верфям.
– Но если войти в него с той стороны, попадешь ты не сюда,

Цитаты

Cпособность понять зависит от личного опыта, а не от умственных способностей.
--Макс Фрай

Анонсы материалов из рекомендуемых книг, статей, фильмов

– Скажем так, если бы я полагал, будто ваша угроза хоть сколько-нибудь обоснована, я бы, вероятно, действительно испытал чувство, родственное страху… – вежливо начал я. Джуффин демонстративно заткнул уши. – Все! Умолкни! Будем считать, что на эту тему ты сказал достаточно. Переходи к делу. Где, по-твоему, сэр Шурф? – Вы знаете...

ГЛАВА 3. ЖЕНСТВЕННОСТЬ Я подхожу к решающему тезису. И все же, сколь бы ни был он важен, я едва смею сказать о нем несколько слов. Почти две тысячи лет существует догмат христианского учения, которого сейчас придется коснуться. Подвергались сомнению самые различные догматы Символа веры, из различных их пониманий возникали...

— Рад, что по этому важному вопросу наши с тобой мнения не расходятся, — сухо сказал Джуффин. — То, что ты сама, собственными руками делала эту пакость, для меня огромный сюрприз, но… Ладно, дело прошлое. И потом, тебе действительно виднее, как воспитывать всех этих девиц, которые поступают в Орден. — Мои лучшие ученицы прошли...

После гибели Криса Нилсена в автокатастрофе он, обретя бессмертие, пытается остаться рядом со своей прекрасной, но смертной женой Энни. С помощью дружественного духа, приставленного к нему в качестве проводника, он начинает привыкать к своему новому существованию в окружении, которое иначе как райским не назовешь. Но когда его...

В СФЕРЕ МУЗЫКИ   Вечером Лизиас пригласил меня на Площадь Музыки.   Нужно немного отвлечься, Андрэ! - вежливо сказал он.   Видя мою нерешительность, он добавил:   Я поговорю с Тобиасом. Сама Нарциса посвятила сегодняшний день отдыху. Пойдемте!   Однако, я заметил в себе удивительное явление. Несмотря на непродолжительность...